К началу

МУЗЕЙ НАТО

1980-1983
Назад в список
war
rocket

Турецкий переворот 1980-1983

США помогли установить в Турции военную диктатуру ради стабильности на южном фланге НАТО

История

За долгую историю вмешательств США в политику других государств Штаты многократно демонстрировали удивительную гибкость моральных установок, забывая о своей роли главного мирового поборника демократии, когда демократия препятствовала достижению внешнеполитических целей Америки. Так произошло и в Турции в начале 80-х годов прошлого века. На фоне объявленной США всемирной борьбы за права человека и соблюдение демократических норм и правил Вашингтон спровоцировал и поддержал военный переворот в Турции и установление в стране жесткой диктатуры. Новый лояльный американцам правящий режим позволил США и НАТО беспрепятственно использовать потенциал и территорию Турции в военных целях. Тем временем в стране по политическим обвинениям арестовали около полумиллиона человек, десятки человек казнили, сотни – пытали до смерти. Союзников по альянсу все это не волновало, пока можно было строить на территории Турции военные аэродромы для НАТО.

К рубежу 1980-х годов прошлого века в Турции нарастало противоборство левых и правых сил. В 1975 году ушел с поста премьер-министра лидер «Республиканской народной партии» Мустафа Бюлент Эджевит. Его пост занял Сулейман Демирель, лидер «Партии справедливости». В коалиции с различными националистическими партиями и движениями («Национальный фронт», «Национальное спасение») он пытался управлять страной, опираясь на парламентские процедуры. Выборы 1977 года не принесли явной победы ни одной из партий. В 1978 году Эджевит ненадолго вернул себе пост премьера, затем снова уступил его Демирелю. Политическая нестабильность не позволяла руководству заняться насущными социально-экономическими проблемами страны и даже избрать президента на заседании парламента в течение 6 (!) месяцев. Депутаты парламента меняли партийную принадлежность, примыкая то к одной, то к другой коалиции. И левые, и правые применяли насилие в политической борьбе. Считается, что во второй половине 1970-х около пяти тысяч человек стали жертвами повсеместных столкновений на политической почве. По подсчетам издания «Searchlight», только в 1978 году правые организации провели свыше трех тысяч нападений на левых, в ходе беспорядков погибли 831 и были ранены более трех тысяч человек.

Как позднее выяснилось на суде против левой организации «Революционный путь», в событиях 1977-78 гг. погибли не менее 1300 правых активистов и около 2100 левых. Среди правых особенно активны были «Серые волки» (Bozkurtlar) общим числом до 200 тысяч человек. Эта организация была молодежным военизированным крылом «Национальной крестьянской партии». В 1965 г. ее создал полковник Алпарслан Туркеш, а позднее преобразовал в партию «Национальное движение» (Nationalist Movement Party, NMP). Туркеш был и начальником турецкой ветви сети «Gladio», штаб-квартира которой находилась в Анкаре вместе со «станцией» ЦРУ.[1] В Турции она именовалась подразделением «контрпартизанской борьбы».[2]

Как признавал заместитель директора турецкой «Национальной организации разведки» Сабахаттин Савасман, к этому времени ЦРУ плотно внедрилось в военные структуры Турции, став практически «теневым руководством». Все эти факторы в совокупности – одобрение и помощь ЦРУ, наличие, кроме армии, правых радикалов-националистов – создавали для военных благоприятные условия для захвата власти. Более того, в своей книге «Секретные армии НАТО: операция «Gladio» и терроризм в Западной Европе» Даниэль Гансер (Daniele Ganser) указывает на использование политических убийств Национальной организацией разведки Турции (MIT) и ЦРУ с целью спровоцировать массовое недовольство и брожение в обществе, тем самым создавая условия для захвата власти военными.[3]

В декабре 1978 г. правительство вынуждено было ввести военное положение в 14 из 67 тогдашних провинций. Недовольство верхушки военных беспорядками не было секретом. В сентябре 1979 г. начальник Генерального штаба генерал Кенан Эврен огласил своим приближенным подготовленный за полгода до того рукописный доклад генерала Хайдара Салтика о необходимости переворота и передачи военным всей полноты власти в стране. Сам Эврен еще в июне 1978 г. побывал в США. Помощник президента по национальной безопасности Збигнев Бжезинский прямо сказал ему, что южному флангу НАТО нужна «стабильная Турция»[4] и приход военных к власти – «лучшее решение» для его страны.[5] Осенью 1979 г. ЦРУ было полностью уверено, что любое проявление «слабости» гражданского правительства приведет к активизации военных и захвату власти.[6]

«Зеленый свет» на захват власти

21 декабря 1979 г. высший генералитет собрался для того, чтобы определить план дальнейших действий. Военные решили от лица президента Фахри Корутюрка предъявить меморандум о возможности прихода военных к власти лидерам противостоящих коалиций – Демирелю и Эджевиту. Сами же они разрабатывали особый план действий, дополняя изначальный замысел генерала Салтика (операция «Флаг»). Переворот запланировали на 11 июля 1980 г., после голосования по вопросу о доверии правительству Демиреля в парламенте, но это голосование было перенесено. К тому времени почти четверть армии (от общего числа в 470 тысяч человек) уже была задействована в поддержании порядка в стране. Акты политического насилия со стороны как правых, так и левых все больше раздражали военное руководство, ибо жертвами становились и сами военнослужащие.

На совещании Высшего Военного Совета 26 августа 1980 г. свои действия по захвату власти военные наметили на 12 сентября. В Вашингтоне давно знали о замысле переворота. К тому же летом в США побывал с визитом командующий ВВС Турции. В конце августа заговорщики прямо поставили в известность США насчет конкретных планов и получили одобрение своих будущих действий. Интересы турецкого генералитета и США на данном этапе и по данному сюжету полностью совпадали. Как заметил один из исследователей этих событий, в Вашингтоне дали «зеленый свет» турецким военным потому, что уже явно прошли месяцы «взаимных консультаций» по вопросу о власти в стране и США были полностью уверены не столько в необходимости свержения правительства, сколько в неминуемом успехе военного переворота («так, как это было во Вьетнаме в 1963 г. и в Бразилии в 1964-м»).[7] Видимо, тогда же было согласовано и резкое увеличение военной помощи Турции, которая была выделена незамедлительно после переворота.

Мотивы США

Занявшая Белый дом в 1977 г. администрация Дж. Картера поначалу много внимания уделяла оживлению «всемирной борьбы за права человека», соблюдению демократических норм и правил в странах, якобы недостаточно «свободных». Особому политико-дипломатическому давлению подвергался СССР – за преследование диссидентов, за ограничение эмиграции евреев, за отсутствие свободы слова и т.п. Однако в мире происходили такие изменения, на которые Вашингтон был вынужден реагировать вне риторической приверженности к «правам человека». В этом смысле особое внимание к событиям в Турции в эти месяцы было продиктовано тем, что в соседнем Иране совсем недавно произошла революция (февраль 1979 г.), был свергнут режим шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, верного союзника США. Такой поворот дел на Среднем Востоке был расценен Америкой как весьма опасный. Соседний с Ираном и Турцией Ирак занимал непредсказуемую позицию в отношениях с Вашингтоном, росло напряжение между ним и Ираном. Весьма неспокойно было в Афганистане, и в декабре 1979 г. начался ввод советских войск в эту страну. А провозглашенная незадолго до этого «доктрина Картера» устанавливала возможность использования вооруженных сил США в «зоне жизненно важных интересов» – то есть в регионе, примыкающем к Персидскому заливу и включавшего, естественно, Средний Восток.

Позднее и сам президент Картер признавал значение военного переворота в Турции для США: «Турция была в критическом положении в смысле обороны. После интервенции [СССР] в Афганистане и свержения иранской монархии движение к стабилизации в Турции стало для нас облегчением».[8] Иначе говоря, приход к власти в Турции лояльных американцам военных, беспрепятственное использование потенциала и территории этой страны в военных целях отвечали интересам Вашингтона и НАТО как нельзя лучше. Командующий силами НАТО в Европе генерал Б. Роджерс (Bernard Rogers) не только знал о планах Эврена, но и прямо поощрял турецких военных к государственному перевороту.[9]

Активнейшим проводником идей Вашингтона в Турции был руководитель «станции» ЦРУ Пол Хенце. Он знал Бжезинского еще по работе на радио «Свободная Европа» в 1950-е гг. В 1978 г. Бжезинский назначил Хенце руководителем «Рабочей группы по делам национальностей» (Nationalities Working Group). Ее задачей изначально было превращение радикальных политических течений (включая и основанные на исламском фундаментализме) в орудие для подрывной работы против влияния СССР на Востоке.[10] В Турции Пол Хенце не только руководил агентами ЦРУ, но и проводил идеи Бжезинского, был «душой» поощрения военных к перевороту от имени Америки. Он признал в 1997 г. (позднее, в интервью каналу CNN в 2003 г. стал отрицать[11]), что в день переворота он отчитался перед Вашингтоном: «Наши парни сделали это!» Сами военные, по нынешнему официальному признанию госдепартамента, за час до начала свержения гражданского правительства предупредили о грядущих событиях посольство США.[12] Тесная координация администрации Картера, ЦРУ и турецких военных в деле свержения гражданского правления для сохранения прочности южного фланга НАТО никакого сомнения не вызывает. Сам президент, впрочем, прямого отношения к этому вроде бы не имел и узнал о событиях, находясь в оперном театре. Показательно, впрочем, что сразу позвонил президент именно Полу Хенце: «Ваши люди только что осуществили государственный переворот!».[13]

Но главное, конечно, не то, кто, кому и когда позвонил. Непосредственно перед захватом власти американцы открыто предоставили такую «подстраховку» группе генерала Эврена, против которой гражданским активистам и сторонникам демократии сказать было почти нечего. За день до переворота по указанию Картера именно на территории Турции «Силы быстрого развертывания» США (Rapid Deployment Force, RDF) начали «учения» под кодовым названием «Экспресс-Наковальня» («Anvil Express»). Между тем официально о создании такой дополнительной войсковой группы в районе Персидского залива было объявлено только через три недели, 1 октября 1980 г.

Военная диктатура против коммунизма, фашизма, сепаратизма и религиозного сектантства

12 сентября Эврен и четверо командующих объявили о смещении гражданского правительства и о переходе власти к «Совету по национальной безопасности» (Milli Güvenlik Kurulu, MGK). Совет ввел военное положение и комендантский час на всей территории Турции, приостановил действие Конституции, запретил деятельность всех политических партий и профсоюзов. Военные декларировали обращение к «традиции Ататюрка» (основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля), то есть обещали навести государственный порядок «против коммунизма, фашизма, сепаратизма и религиозного сектантства».[14] 20 сентября было объявлено, что отставной адмирал Бюлент Улусу станет премьером переходного правительства. Была назначена Консультативная Ассамблея из 160 человек для выработки новой конституции – «Третьей Турецкой Республики».[15]

Американский журнал «Тайм» 22 сентября опубликовал ободряющую общественность статью о якобы вынужденном характере произведенного военными переворота, который, по мнению журнала, приветствовало большинство населения. На обложке красовался портрет Эврена на фоне панорамы Стамбула и надпись: «Удерживая Турцию в единстве».[16]

После переворота военные власти начали энергично преследовать всех политических противников – как правых националистов, так и левых демократов. Показательные аресты коснулись всех потенциальных «возмутителей спокойствия» в политике. Были арестованы С. Демирель, Б. Эджевит и даже А. Туркеш. После тюремного заключения все основные политические лидеры легальных прежде партий получили запрет на право заниматься политической деятельностью (до 1987 г.). Всего аресту подверглись не менее 500 тысяч (!) человек (по другим оценкам – 650 тыс.). 230 тысяч предстали перед судом. В короткие сроки 14 тысяч человек полностью были лишены гражданства, а еще 388 тысячам было отказано в выдаче паспортов: оставаясь в стране, они лишились части гражданских прав и не могли никуда выехать. 50 человек были сразу казнены (в основном через повешение). К февралю 1982 г. еще 108 человек ожидали приведения в действие смертных приговоров. Всего за время военной диктатуры 517 человек получили смертные приговоры (большая часть были, правда, помилованы, казнь заменена длительным тюремным заключением). 171 человек умер от пыток, 330 человек умерли при невыясненных обстоятельствах. 30 тысяч человек вынуждены были эмигрировать. Трое журналистов погибли в результате вооруженного нападения, десятки журналистов были арестованы. Военные прекратили деятельность 23 677 различных общественных организаций, сожгли 39 тонн уже напечатанных газет и журналов. Свыше 3 тысяч «нелояльных» новому режиму преподавателей вузов были уволены, почти 40 судей высших инстанций изгнаны из судов, уволены сотни журналистов.[17]

Как замечает издание «NewsBud», «темную силу», стоявшую за спиной военного режима, к ответственности привлечь не получится. «Мысль о том, что турецкий обвинитель начнет преследование Пола Хенце или ЦРУ граничит с сюрреализмом».[18] Тем не менее факт есть факт – установление военного режима и все антидемократические деяния получили одобрение Америки.

По мнению Ясмин Конгар (Yasemin Congar, заместитель главного редактора газеты «Тараф»), военная диктатура «нанесла ущерб всей стране, а целому поколению молодых – вероятно, ущерб непоправимый». А Хью Поуп считает, что военные «вернули политическую жизнь Турции на уровень детского сада».[19] Можно сказать и более – политическая жизнь в привычном понимании исчезла. Ею полностью управляли военные, даже в случаях появления формально гражданских правительств после 1983 г. Позднее, как упоминал С. Кинцер (Stephen Kintzer) в статье для «Нью-Йорк Таймс», генерал Эврен говорил, что военный режим «вешал одного из правого лагеря, одного из левых; этим мы хотели доказать, что не принимали ничью сторону».[20] На самом деле из многотысячных «Серых волков» реальные тюремные сроки получили только около 560 человек (по обвинениям в убийствах), а сама группировка, хотя и лишилась возможности легально действовать, оставалась вполне востребованным резервом военного режима. Леволиберальные силы же были буквально разгромлены.

За три года пребывания у власти генералы издали около 800 новых законов, призванных, по их мысли, создать «дисциплинированное общество». 7 ноября 1982 г. новую конституцию вынесли на референдум и она получила 92% голосов «за». 9 ноября Кенан Эврен был назначен президентом на следующие 7 лет. После принятия конституции было объявлено о «возвращении к демократии» и даже состоялись «выборы». Но только три партии получили одобрение «Совета по национальной безопасности» и были допущены к этим выборам.[21] В итоге победила партия «Отечество» и ее лидер Тургут Озал. Она и стала проводником социально-экономической политики нового режима, который «де-факто» так и возглавляли генералы Эврен и Салтик.

Деньги для диктаторов

Приход к власти военного режима в Турции осенью 1980 г. США полностью одобрили. По донесениям из Анкары, военные и новый министр иностранных дел Ильтер Туркмен подтвердили свою приверженность членству в НАТО и, более того, даже готовность помогать США в деле «реинтеграции Греции» (то есть возвращения Афин в военную структуру альянса).[22] Брутальность новой власти нимало не смущала американцев, как это обычно и бывало. Вся риторическая шелуха администрации Картера о всемирной «борьбе за права человека» была отброшена в сторону. По поводу арестов и политических репрессалий Вашингтон удовлетворился объяснениями И. Туркмена в беседе с госсекретарем Э. Маски (Edmund Muskie) о том, что военный режим «сильно привязан к членству в НАТО и [sic!] к демократии» и вроде бы собирается восстановить ее в стране, «как только это станет возможным»[23] (то есть по собственному усмотрению).

Для Вашингтона значительно важнее, чем политические репрессии в Турции, было реальное подтверждение «спокойствия и стабильности» на южном фланге НАТО. Здесь дела у Америки быстро наладились, опасения исчезли. Военный режим сразу же запросил срочную военную помощь, и она была с радостью предоставлена. Показательно в этом смысле сервильное письмо Бжезинскому от посла Анкары: оно полно уверений в «важности исполнения Турцией своей ответственности в рамках альянса». [24]

Быстро расширились военные связи Вашингтона с Анкарой и при сменившей демократов и Картера администрации Рональда Рейгана. Уже весной 1982 г. состоялось первое заседание созданного «Совета по взаимной безопасности и обороне» (Türk-Amerikan Savunma Konseyi), дополнявшего союзные отношения двух стран в рамках НАТО и другие заключенные ранее договоры. Это заседание 27 апреля провели министр обороны Турции Юмит Халюк, заместитель начальника Генштаба вооруженных сил Н. Озторун, а со стороны США – помощник министра обороны по вопросам международной безопасности Ричард Перл.

9 октября 1982 г. был подписан особый «Меморандум о взаимопонимании», согласно которому на деньги США в пяти провинциях юго-востока Турции началось строительство новых военных аэродромов для сил НАТО. Военная помощь США (частично и других стран НАТО) Турции за первые три года военной диктатуры составила весьма солидную сумму – около 4 млрд долларов.

Одним из важных последствий военного переворота стало резкое изменение экономической политики правительства. С одной стороны, США облегчили положение дел в этой сфере для военного режима, ибо пошли на реструктуризацию внешнего долга Турции и списание его части. С другой стороны, турецкая экономика находилась в плачевном состоянии, о чем свидетельствовала рекордно высокая инфляция (103 процента в 1979 г.), безработица, дефицит торгового баланса. Правительство Тургута Озала приняло американские рекомендации (формально – по линии МВФ) для перестройки экономики с целью вовлечения ее в «глобальное хозяйство». «Плавающий» курс лиры, привлечение иностранных инвестиций, возрождение с помощью частного бизнеса некоторых крупных ирригационных проектов, стимулирование экспорта – все это на некоторое время оживило экономику и поддержало социальную базу военного режима. Обратной стороной процесса было «замораживание» реальной зарплаты, дефляция и сокращение государственного сектора в экономике. В итоге Турция пережила некоторый рост ВВП, но по сравнению с соседними странами Среднего Востока это не выглядело особо впечатляюще. Экономическим лидером региона Турция не стала, а вот зависимость ее от Америки выросла значительно.

«Наследие» переворота

Тургут Озал стал президентом Турции после Эврена. Когда он умер от сердечного приступа в 1993 г., президентом избрали вернувшегося после 1987 г. в политику Сулеймана Демиреля (с новой партией «Верный путь»). Демократизация Турции в течение 1990-х годов привела к некоторым слабым попыткам осудить преступления военного режима. В 2003 г. прокурор Сачит Кайасу даже подготовил обвинительный приговор К. Эврену – и был за это уволен. В июне 2011 г. его вердикт все же был востребован прокуратурой Анкары для обвинения только двух оставшихся в живых организаторов переворота 1980 г. Это были сам К. Эврен и бывший командующий ВВС генерал Тахсин Шахинкайа. Процесс начался в апреле 2012 г. В июне 2014 г. оба генерала были разжалованы в рядовые и получили пожизненное заключение. Вердикт виновности был вынесен только за множество смертей в тюрьмах «вследствие негуманного обращения». Эврен в возрасте 97 лет вскоре умер (в мае 2015 г.) в военном госпитале в Анкаре, а 90-летний Шахинкайа – через два месяца в таком же госпитале в Стамбуле.

Пожалуй, время пребывания у власти военных после спонсированного Вашингтоном переворота можно считать «золотыми годами» в смысле обеспечения американских интересов в Турции. С конца 1990-х годов эта страна, хотя и сохраняет полномерное членство в НАТО, пожалуй, среди стран «среднего звена» в наименьшей степени является покорным и бессловесным сателлитом Америки в альянсе. Удивительно (а, может быть, напротив, вполне естественно?), что для Турции по-прежнему актуальна опасность новых государственных переворотов с прямым или косвенным участием «друзей» по НАТО. В июле 2016 г. была пресечена очередная попытка заговорщиков свергнуть гражданское правительство и президента Реджепа Т. Эрдогана. Она провалилась, но выяснилось, что «мозговым центром» заговорщиков был исламистский проповедник Фетхуллах Гюлен, проживающий с 1999 г. года в США и, видимо, пользующийся покровительством Вашингтона.[25]

Однако заговоры против современного руководства Турции – это совсем другая большая история.

[1] [Электронный ресурс] https://eadaily.com/en/news/2016/05/26/nato-and-ultras-the-turkish-story

[2] [Электронный ресурс] https://en.wikipedia.org/wiki/CIA_activities_in_Turkey

[3] [Электронный ресурс] https://www.mintpressnews.com/erdogans-checkmate-cia-backed-coup-turkey-fails-upsets-global-chessboard/218994/

[4] [Электронный ресурс] https://eadaily.com/en/news/2016/05/26/nato-and-ultras-the-turkish-story

[5] [Электронный ресурс] https://www.newsbud.com/2011/04/19/the-court-case-against-generals-behind-turkey%E2%80%99s-1980-coup/

[6] Memorandum Prepared in the Central Intelligence Agency. PA M 79-10483 Washington, October 12, 1979. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1977-80v21/d144

[7] [Электронный ресурс] http://theduran.com/us-almost-certainly-not-involved-turkish-coup/ дата обр. 20.12.2016.

[8] [Электронный ресурс] https://www.newsbud.com/2011/04/19/the-court-case-against-generals-behind-turkey%E2%80%99s-1980-coup/

[9] [Электронный ресурс] https://eadaily.com/en/news/2016/05/26/nato-and-ultras-the-turkish-story

[10] https://www.wikiwand.com/en/Paul_B._Henze

[11] Первое интервью 1997 г. было записано на диктофон турецким журналистом, и потом отпираться было бессмысленно.

[12] [Электронный ресурс] https://military-history.fandom.com/wiki/Covert_United_States_foreign_regime_change_actions

[13] [Электронный ресурс] https://cont.ws/@stalingrad1412/1285831

[14] [Электронный ресурс] http://military.wikia.com/wiki/1980_Turkish_coup_d%27%C3%A9tat/ дата обр. 20.12.2016.

[15] [Электронный ресурс] https://www.globalsecurity.org/military/world/europe/tu-military-coup-1980.htm

[16] [Электронный ресурс] https://time.com/4408850/turkey-coup-history/

[17] [Электронный ресурс] https://www.turkishminute.com/л2016/09/12/turkey-sees-ups-downs-36-years-military-coup//

[18] [Электронный ресурс] https://www.newsbud.com/2011/04/19/the-court-case-against-generals-behind-turkey%E2%80%99s-1980-coup/

[19] [Электронный ресурс] https://edition.cnn.com/2012/01/10/world/europe/turkey-coup-indictment/

[20] [Электронный ресурс] https://www.nytimes.com/2015/05/10/world/europe/kenan-evren-dies-at-97-led-turkeys-1980-coup.html

[21] [Электронный ресурс] https://www.allaboutturkey.com/coup.html

[22] From the Embassy in Turkey to the Department of State. Ankara, September 19, 1980, 1343Z 6795. Subject: The Turkish Military Takeover-Background and Prospects. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1977-80v21/d154

[23] Telegram From Secretary of State Muskie to the Department of State. New York, September 27, 1980, 0131Z

Secretary’s Bilateral With Turkish Foreign Minister Turkmen, September 26. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1977-80v21/d156

[24] Letter From the Turkish Ambassador (Elekdağ) to the President’s Assistant for National Security Affairs (Brzezinski). Washington, December 4, 1980 [Электронный ресурс]  https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1977-80v21/d159

[25] См. например [Электронный ресурс] https://www.kp.ru/daily/26555/3572534/