К началу

МУЗЕЙ НАТО

2014-2018
Назад в список
war
rocket

НАТО в Сирии: против Асада, ИГИЛ и России 2014-2018

История безуспешной борьбы США и альянса против президента Башара Асада, ИГИЛ, «Аль-Каиды» и российского влияния в Сирии

Фотофакт

war
war
war
war
war
war
war
war
war
war
war
war
war
war
war
war
war
war
war

Инфографика

История

Война в Сирии 2011-2018 гг. начиналась как локальное противостояние, но быстро разрослась в сложный многоуровневый конфликт между правительством и различными военно-политическими группировками, к которому добавились религиозные аспекты, а также разнообразные формы и виды внешнего вмешательства. На доминирование в Сирии претендовали как силы «демократических» повстанцев, которых поддерживали США и страны НАТО, так и возникшее в это время террористическое псевдогосударство ИГИЛ («Исламское государство Сирии и Леванта», запрещено в России).

НАТО и США традиционно использовали сложную ситуацию в стране для достижения своих целей свержения дружественного РФ президента Башара Асада и сдерживания влияния России и Ирана в регионе. Оправдывая в публичном поле военную агрессию «спасением» населения от «тирана» Асада и борьбой с ИГИЛ и «Аль-Каидой» (запрещены в России), НАТО и союзники по факту финансировали террористов и бомбили правительственную сирийскую армию. Политические амбиции Штатов и Североатлантического альянса в итоге стоили жизни минимум 13,2 тысячи мирных жителей. Всего же в результате конфликта погибло до 610 тысяч человек. При этом заявленные цели, впрочем, как и реальные, достигнуты не были: Башар Асад по-прежнему у власти, внутренний сирийский конфликт далек от окончательного завершения, а отдельные боевые группы ИГИЛ все еще контролируют районы на севере и востоке Сирии.

Лояльность к России как причина агрессии

Отношения между США и Сирией никогда не были дружескими. В 1967 г. Сирия оказалась участницей так называемой «шестидневной войны» арабских стран с Израилем, который поддерживали США. Сирия потерпела поражение, и Голанские высоты (пограничная часть Сирии) были оккупированы Израилем. Удары израильской авиации в ходе этого конфликта нанесли огромный ущерб экономике Сирии. Неспособность правительства обеспечить восстановление промышленности после войны привела к антиправительственным беспорядкам 1968-1969 гг. В ноябре 1970 года группировка Салаха Джадида, по сути, управлявшего страной с 1963 года, была отстранена от власти. Его место занял Хафез Асад, ставший единоличным лидером баасистов (партия «Арабского социалистического возрождения») и фактическим правителем страны.

Правительство Хафеза Асада в Вашингтоне считали «диктатурой социалистов» и просоветской силой. Действительно, при старшем Асаде Сирия стала основным союзником СССР на Ближнем Востоке. СССР оказал Сирии помощь в модернизации экономики и вооружённых сил. После кончины в 2000 году Хафеза Асада, бессменно руководившего страной почти 30 лет, по итогам референдума президентом стал его сын Башар Асад.

Президент Сирии (2000-н.в.) Башар Асад, 25 сентября 2013 года. Фото Associated Press/SANA

В 2002 году в докладе Государственного департамента США «Черты международного терроризма в 2001 году» Сирия была названа государством, поддерживающим терроризм. В 2003 году в ответ на критику вторжения в Ирак сил США и НАТО Сирию стали еще активнее обвинять в поддержке терроризма и наложили на неё экономические санкции. Между тем 27 мая 2007 года в ходе референдума Башар Асад был переизбран на новый семилетний президентский срок. С этого момента стремление «сменить режим» стало целью США в Сирии.

От весны до войны

Весной 2011 года в Сирию пришла «арабская весна»: в ходе массовых протестов люди выступали за прекращение чрезвычайного положения, действовавшего с 1963 года, восстановление политических и экономических свобод. Правительство Сирии уже 30 марта заявило о том, что волнения стали результатом действий внешних сил, стремящихся дестабилизировать обстановку в стране, и Башар Асад продолжил силовое подавление антиправительственных выступлений. Тем временем в Вашингтоне решили, что настал удобный момент для более решительных действий.

Страны НАТО с 9 мая 2011 года начали вводить новые экономические санкции против правительственных чиновников Сирии. СБ ООН осудил силовые действия властей Сирии, а часть арабских стран (Саудовская Аравия, Кувейт и Бахрейн) отозвали своих послов из Дамаска. Как отмечают российские академические ученые, «на президента Асада было оказано беспрецедентное международное давление как со стороны Запада, так и со стороны Лиги арабских государств. Вместе с тем попытки США и их союзников провести через Совет Безопасности ООН жесткие санкционные резолюции… натолкнулись на возражения со стороны России и Китая».[1]

США и страны НАТО в это время уже готовились к тому, чтобы без санкции ООН начать силовую операцию по свержению Асада. 8 августа 2011 г. президент США Барак Обама, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Николя Саркози и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон выступили с заявлениями о том, что Башар Асад должен уйти с поста президента. Обама заявил, что Асад не в состоянии «вести страну вперед», а в Сирии должен произойти «демократический транзит», суть которого – переход власти к «демократическим силам» (читай: прозападным политикам).[2]

2 сентября Европейский союз принял решение о прекращении импорта нефти из Сирии. Россия и Китай в октябре и ноябре продолжили блокирование проектов резолюций СБ ООН по введению широких международных санкций против Асада.[3] Но давление на Сирию усиливалось, и 28 мая 2012 г. ведущие страны НАТО (США, Великобритания, Германия и Франция) начали высылку сирийских дипломатов.

Между тем в стране началась полномасштабная гражданская война, основными участниками которой стали военно-политические группировки умеренной оппозиции «Свободная сирийская армия», курдских регионалистов «Сирийские демократические силы» и террористическая группировка «Фронт ан-Нусра» (филиал «Исламского государства Ирак» и «Аль-Каиды», запрещены в РФ).

В это время по указанию президента США Барака Обамы стартовала программа тайных операций ЦРУ, ставших известными под общим названием «Древесина платана» (Timber Sycamore). Они заключались в финансировании, подготовке и снабжении оружием антиправительственных групп в Сирии с конечной целью свержения Башара Асада. Главным спонсором выступили США, потратившие около миллиарда долларов, а также Великобритания. Иордания, Катар и Саудовская Аравия.[4]

Новые мотивы для вторжения

В 2013 году несколько новых факторов стали влиять на развитие событий внутри и вокруг Сирии. 21 августа США обвинили президента Асада в применении химического оружия против сил оппозиции. Барак Обама запросил в Конгрессе США резолюцию в поддержку прямого вооруженного вмешательства (формально «ограниченного») Америки в Сирии на стороне антиправительственных сил. Проект сенатской резолюции (SJ Res 21) давал бы президенту право использовать войска США в течение срока до 90 дней.[5] Согласие сенаторов получено не было, но подготовку силового вмешательства администрация Обамы продолжала.

В поддержку возможной силовой акции США выступила Франция, выразившая готовность задействовать и собственные войска. Против вооруженного вмешательства во внутренние дела Сирии выступили президент России Владимир Путин, опубликовавший в «Нью-Йорк Таймс» статью со своей точкой зрения, и Папа Римский Франциск. До вмешательства НАТО дело тогда не дошло. При посредничестве России завершились успехом переговоры об уничтожении запасов химического оружия в Сирии под международным контролем.

Другой фактор влияния на сирийские события оказался более существенным – это связь гражданского конфликта в Сирии с религиозно-этническими проблемами Ближнего и Среднего Востока, а также с международным терроризмом в лице «Аль-Каиды» и нового радикально-исламистского движения, оформившегося как псевдогосударство. Как замечают российские специалисты, возникновение в 2006 году «Исламского государства Ирак» в результате слияния нескольких радикальных суннитских группировок во главе с подразделением «Аль-Каиды» «прошло практически незамеченным на международной арене». Но в конце 2013 – начале 2014 гг. «Исламское государство» захватило значительные нефтедобывающие территории Ирака и Сирии с населением примерно в 8-9 млн человек, и такое усиление «стало полной неожиданностью для официального Вашингтона».[6]

Действительно, внезапно появилась не просто новая группа террористов, а организованная военно-политическая сила, базирующаяся на территории не менее 50 тысяч кв. км, подчинившая себе такие крупные города, как иракские Тикрит, Мосул, Фаллуджа и сирийскую Ракку с выходом к границам Турции и Ирана.[7] Теперь можно было ожидать значительных и негативных для Запада перемен на всем Ближнем и Среднем Востоке. Впрочем, реакция США на появление такого фактора была вполне предсказуемой: это только подкрепило новыми доводами идею вооруженного вмешательства в события в Сирии. «Исламский халифат» («Исламское государство Ирака и Леванта», или ИГИЛ, ISIS, ISIL, DAESH) был провозглашен новой опасностью для интересов чуть ли не всех стран в регионе Ближнего и Среднего Востока.

Легализация агрессии

В организационном плане схема оформления вмешательства НАТО в дела других стран была давно уже отработана и применялась в Югославии в 1999 г., в Афганистане в 2001 г., и в Ираке в 2003 г.

Схема эта представляет собой относительно несложный алгоритм действий. Сначала в Вашингтоне принимается принципиальное решение о применении силы в той или иной точке мира, затем к этому решению привлекаются основные союзники по НАТО. Далее руководство НАТО заявляет, что все силовые операции будут иметь целью устранение угрозы для «мира и безопасности народов». Затем это «миротворческое» предприятие выносится для якобы конструктивного обсуждения на площадку ООН или других международных организаций. Следующим этапом (с санкции ООН, а чаще без нее) идея вооруженного вмешательства предлагается максимально широкому объединению государств, готовых поддержать НАТО. Степень участия различных малых союзников или примкнувших государств особого значения, как правило, не имеет. Главное – создается формальная коалиция, вторжение легализовано, и можно начинать военную операцию.

10 сентября 2014 года Барак Обама провозгласил создание «широкой международной коалиции» для нанесения поражения «Исламскому государству Ирака и Леванта». «Наша цель ясна: с помощью всеобъемлющей и укрепленной антитеррористической стратегии ухудшить положение и в конце концов разрушить ИГИЛ».[8] Тогда же госсекретарь Дж. Керри провел встречу с руководством НАТО, обсудив общий замысел действий против ИГИЛ, и сказал, что «каждая страна сможет сыграть свою роль». В сентябре уже оформилась «коалиция девяти» – из 8 стран НАТО, постоянно участвующих в обсуждении стратегии действий в Сирии (США, Великобритания, Германия, Франция, Канада, Италия, Турция, Дания), и Австралии. Эти 9 стран обязались предоставить поддержку с воздуха и снабжение сил, противостоящих ИГИЛ в Сирии и Ираке.

Но это была не единственная коалиция, готовая вмешаться в сирийский конфликт: НАТО руководила сразу несколькими «полувоенными-полуполитическими» объединениями. Так, Франция 15 сентября создала свою «коалицию», по членству частично совпадающую с «коалицией девяти» (без Австралии), но включавшую еще 18 других государств (Бельгию, Чехию, Японию, Испанию и др.). Это объединение стран приняло обязательство: прежде всего исполнять резолюцию СБ ООН № 2170 (от 15 августа 2014 г.) о запрете торговли оружием с ИГИЛ, пресечения его финансовой поддержки извне и различных платежей (включая и выкуп в пользу ИГИЛ).

Особо стоит отметить, что никакого разрешения на применение силы против ИГИЛ в Сирии или Ираке эта резолюция не содержала. В ней было только поручение особой Группе по наблюдению сделать оценку угрозы миру, исходящей от ИГИЛ и «Фронта Ан-Нусры».[9] Правда, нанесение авиаударов косвенно одобрил Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, сказавший, что ИГИЛ представляет собой «непосредственную опасность для мира». Но он сделал эту короткую ремарку на полях открывавшейся конференции по изменению климата.[10]

Иначе говоря, в сентябре 2014 г. не было никакого специального заседания СБ ООН или обращения Генерального секретаря по сирийскому вопросу, а сформированные «коалиции» никакого прямого мандата на проведение военных операций в Сирии не получали. Однако уже 3 декабря Дж. Керри председательствовал в Брюсселе на заседании комитета министров еще более широкой общей коалиции (Counter-ISIL Coalition Ministerial Meeting). Вашингтон и Брюссель стояли теперь во главе объединения из почти 60 стран. К тому времени в Конгрессе США были приняты решения о выделении средств (кроме финансирования «Древесины платана») еще на две дополнительные программы (по 500 млн долларов каждая) по подготовке и вооружению бойцов сирийской оппозиции – для борьбы и с Асадом, и с ИГИЛ.

«Внутренняя решимость»: начало интервенции

Между тем вооруженная интервенция в Сирии – теперь с объявленной целью борьбы с ИГИЛ – фактически началась даже раньше, чем были формализованы все вышеперечисленные коалиции. На севере соседнего Ирака США решили поддерживать курдское население, страдавшее от репрессий незаконного «Исламского государства». Курды представлялись естественными противниками ИГИЛ, и страны НАТО предполагали использовать этот фактор и в сирийских коллизиях.

7 августа президент Обама объявил о военных акциях в защиту курдов, а на следующий день начались бомбардировки целей ИГИЛ на территории иракского автономного Курдистана. Затем площадь ударов с воздуха захватила и территорию Сирии. К концу сентября на объекты ИГИЛ в Сирии и Ираке было совершено 3,4 тысячи авиавылетов, а к середине января 2015 г. – свыше 16 тысяч. [11]

Журналисты Эрик Шмитт и Хелен Купер (Eric Schmitt, Helene Cooper) из «Нью-Йорк Таймс» признавали, что удары с воздуха по территории Сирии вновь проводятся не только без одобрения правительства этой страны, но даже без предварительного его уведомления.[12] Очевидно, что и в этом случае ни о каком уведомлении ООН или получении особого мандата на военные действия на территории суверенной страны США и НАТО даже не помышляли. Между тем было ясно, что тысячи воздушных ударов приносят и множество жертв среди мирного населения. Данные Центрального командования США о случайных минимальных потерях доверия не заслуживали.[13] В этот период происходило и усиление наземных сил США в зоне конфликта (в Ираке в сентябре 2014 г. число американских военных специалистов и солдат выросло до 1213, а в декабре их было уже 3100). Создавались возможности быстрой переброски этих сил на территорию Сирии.

Разрушенные здания в Алеппо: гражданская война в Сирии спровоцировала гуманитарную катастрофу, 2012 год. Фото Ману Брабо (Associated Press)

В это же время разведывательные самолеты США начали собирать информацию для первых авиаударов исключительно по Сирии. Эти удары стали наносить самолеты ВВС США совместно со вспомогательными силами Катара, Бахрейна, Саудовской Аравии и Иордании. 17 октября было создано особое сводное командование для проведения операции «Внутренняя решимость» (Inherent Resolve). В 2015 г. на территорию Сирии стали прибывать подразделения сухопутных войск США. Первыми были 50 инструкторов – формально для набора, подготовки и обучения боевых отрядов из курдов и оппозиционных по отношению к Асаду групп арабского населения. Затем прибыли свыше 2 тысяч человек для проведения всевозможных иных операций. В течение 2015-2016 гг. США и Великобритания увеличили число военнослужащих своих подразделений специального назначения на территории Сирии. Эти группы занимались не только обучением курдских отрядов и частей «Новой сирийской армии», «Сирийских демократических сил», но и участвовали в захвате некоторых территорий в районе г. Ракка.

Разрушенные здания в районе Аль-Машад, Алеппо, 2015 год. Фото Карама Аль-Масри (AFP)

Великобритания стала второй страной НАТО, которая вслед за США с 15 августа 2014 г. стала наносить удары по территории Сирии (бомбовые и ракетные, а также с помощью беспилотных аппаратов). Британские корабли (прежде всего эсминец «Дефендер») и самолеты несли службу по сопровождению в Средиземном море американского авианосца «Джордж Буш», с борта которого самолеты выходили на удары по Сирии. Ключевой союзник Америки по НАТО сыграл большую роль и в сборе разведывательной информации: британские самолеты и беспилотники поставляли коалиции до 60% необходимых данных. Британские королевские ВВС сбросили на Сирию и Ирак в 11 раз больше бомб, чем в самые активные месяцы участия Великобритании в операциях НАТО в Ираке (2003 г.) и Афганистане (2001-2014 гг.).[14] Более того, именно со стороны Великобритании, как позднее признал заместитель премьер-министра Н. Клегг, была организована весьма опасная «подстраховка» операции «Внутренняя решимость» непосредственно у берегов Сирии – туда была выдвинута ядерная подводная лодка с ракетами «Томагавк».

Наиболее активным союзником Америки (после Великобритании) в небе Сирии стали Нидерланды. С января по июль 2016 г. голландские летчики совершили около 2 тысяч авиавылетов, а к концу участия этой страны в сирийских операциях (декабрь 2018 г.) общее число вылетов превысило 3 тысячи.

В течение 2015-2016 гг. в воздушных ударах по объектам на территории Сирии «отличилась» и Франция. Авианосец «Шарль де Голль» (в сопровождении фрегата «Шевалье Поль») в Средиземном море был базой для 18 самолетов «Рафаль», восьми машин «Мираж-2000» и четырех вертолетов.

Канада – еще один верный союзник Америки по НАТО – тоже внесла свой вклад в «воздушную войну» против ИГИЛ. 24 марта 2014 г. канадский премьер-министр С. Харпер заявил, что участие его страны в воздушных операциях против ИГИЛ распространяется и на территорию Сирии. 4 декабря 2015 г. в сирийский конфликт вмешалась еще и Германия, отправив к берегам страны фрегат «Аугсбург» (F 213) и разведывательные самолеты «Торнадо».

В течение 2015 г. к конфликту в Сирии и Ираке «подключились» еще две коалиции. В декабре 2015 г. было объявлено о создании некоего «Исламского военного союза» – объединения из 34 стран для борьбы с общей «болезнью» – исламским экстремизмом. Вместе с Саудовской Аравией сюда вошли Турция, Бахрейн, Чад, Нигерия, Иордания, Ливия, Бангладеш, Марокко, Мавритания, Габон, Сенегал и ряд других стран, в которых ислам был преобладающей религией. Никаких военных усилий и успехов самостоятельно эта коалиция не могла представить, но объективно помогла странам НАТО создать благовидный международный антураж вокруг проводимых ими военных операций.

Сириец сидит на развалинах после взрыва бочковой бомбы накануне в контролируемом повстанцами районе Аль-Машад в Алеппо, 17 сентября 2015 года. Фото Карама Аль-Масри (AFP)

Кто победит ИГИЛ?

Правительство Сирии, в свою очередь, не собиралось игнорировать проблему ИГИЛ и сформировало альтернативную НАТО коалицию вместе с Россией, Ираном и Ираком. Это объединение стало единственным полностью законным, действовавшим с согласия официальных правительств стран, на территории которых шли боевые действия.

С сентября 2015 г. по декабрь 2017 г. вооруженные силы России вместе с армией сирийского правительства нанесли целый ряд сокрушительных ударов по ИГИЛ, которые привели к радикальным переменам в Сирии. Военные силы России и часть армии, оставшаяся верной Башару Асаду, избрали отличную от США и НАТО стратегию и тактику борьбы, сочетая удары с воздуха с эффективными наземными операциями. В результате, как отмечают российские ученые из Института США и Канады РАН, произошел важный сдвиг: в 2015 г. ИГИЛ утратило до 40% от той территории, которую оно контролировало в 2014 г. и потеряло целый ряд важных позиций в Сирии и Ираке.[15]

НАТО против сирийского правительства

После успехов войск российской группировки конфликт в Сирии, конечно, не закончился. В 2017 году администрация нового президента США Дональда Трампа, видимо, начала поиск новой стратегии в Сирии. Но по факту военная кампания НАТО в это время отличилась тем, что под видом борьбы с «Исламским государством» США и их союзники поддерживали его остатки, равно как и ослабевшие в гражданской войне оппозиционные президенту Асаду отряды («Сирийские демократические силы», SDF и пр.). Очень метко по этому поводу высказался журналист Джо Куинн (Joe Quinn) в издании «Софт-нет»: «Пока Россия освобождает Сирию от ИГИЛ, США спасают ИГИЛ от России».[16]

Весной 2017 года страны НАТО начали интенсивные боевые действия против сил сирийского правительства. Сначала ударам с воздуха целенаправленно подверглись части сирийской армии, верной Асаду. Формальным поводом стала информация о якобы использовании правительством химического оружия против оппозиции в г. Думе (позже выяснилось, что это было грубой инсценировкой в целях провокации). 7 апреля самолеты США нанесли ракетно-бомбовый удар по базе сирийских ВВС «Шайрат». 14 апреля США, Великобритания и Франция нанесли еще ряд ударов якобы по объектам производства и хранения химического оружия. Обозреватели отмечали, что, вероятно, стратеги из администрации Трампа посчитали такие действия лучшим способом противодействовать усилению в стране влияния России и Ирана. Видимо, с повестки дня не снималась и вероятность свержения режима Башара Асада. Однако ни того, ни другого США добиться не удалось.

19 декабря 2018 г. Дональд Трамп неожиданно объявил о «победе» над ИГИЛ в Сирии и распорядился начать вывод оттуда наземных сил США (к тому времени порядка 2,5 тысячи военнослужащих).[17] Но уже 22 февраля 2019 г. было объявлено, что полного вывода американских войск все-таки не будет. Позднее, когда подтвердилась гибель лидера ИГИЛ Абу-Бакра аль-Багдади, США вновь заявили о своей полной победе над «Исламским государством», но опять решили оставить свой контингент на востоке Сирии в районах Дейр аз-Зор и аль-Хазака. Видимо, для поддержки оставшихся там очагов сопротивления режиму Асада в лице «Сирийских демократических сил». Есть все основания полагать, что и сегодня США не теряют надежды на свержение неугодного и несговорчивого, да и еще и допустившего в Сирии российское военное присутствие президента. По состоянию на 2021 год на территории Сирии находились около 900 военнослужащих США.

Жертвы и потери

По данным сирийского наблюдательного органа (Syrian Observatory for Human Rights, SOHR), в период наибольшего размаха боевых действий на территории страны (2011-2015гг.) погибли 115 627 человек. Наибольшее количество жертв – комбатанты от всех участников. Сирийская армия потеряла 52 тысячи военнослужащих, 41 тысячу – все противоборствующие правительству силы (включая «Исламское государство», «Фронт ан-Нусра», «Исламская партия Туркестана» и проч.).

Спасатели и местные жители пытаются вытащить мужчину из-под обломков здания после авиаудара по району Салхин в Алеппо, 11 марта 2016 года. Фото Таэра Мухаммеда (AFP)

Однако очевидно, что тысячи авианалетов по военным объектам и живой силе ИГИЛ в населенных пунктах не могли пройти без избыточных жертв среди гражданского населения. SOHR приводит данные о гибели 12,5 тысячи детей и 8 тысяч женщин, 3258 неопознанных погибших.[18] Организация «Воздушные войны» («AirWars») на основе нескольких отчетов считает подтвержденными цифры от 8,2 до 13,2 тысячи гражданских, погибших в результате бомбовых и ракетных ударов. При этом отмечается, что коалиция во главе с США признает возможность гибели от воздушных операций всего 1417 гражданских лиц.[19]

На конец 2021 года оценки убыли населения Сирии (потери убитыми за время развития конфликта на ее территории) составляют от 470 до 610 тысяч человек.[20] Считается, что свыше 13,2 млн чел были вынуждены оставить свое место жительства. Исследование Всемирного банка, например, включает в число насильно перемещенных лиц в период конфликта свыше половины населения Сирии. Не менее 6,7 млн человек были вынуждены совсем покинуть страну.[21] Это неудивительно, ибо из-за жестоких боев и бомбардировок 17,5% жилищного фонда в Сирии было полностью разрушено и еще свыше 25% серьезно повреждено.

Лагерь сирийских беженцев недалеко от сирийско-иорданской границы, 2013 год. Фото Associated Press

Общий урон, нанесенный экономической инфраструктуре страны за годы гражданского конфликта и борьбы с ИГИЛ оценивается в 117,7 млрд долл. Падение курса национальной валюты за весь период войны составило около 90%, уровень инфляции превысил 700%. С 2011 по конец 2016 гг. совокупные кумулятивные потери ВВП Сирии оценивались Всемирным банком в 226 млрд долл, что в четыре раза больше, чем ВВП Сирии на 2010 г.[22] Независимые оценки на 2019 г. составляют 324, 5 млрд долл. [23]

ВВП Сирии даже после начала частичного восстановления в 2018 г. составлял только половину от уровня 2010 г. При этом затяжной конфликт принес почти полный коллапс внешней торговли. Сокращение экспорта из страны достигло 92% (с 9.7 млрд долл до 0,7), внешнеторговый дефицит составил 34,6 % от ВВП.

Общие военно-политические итоги для НАТО в Сирии сегодня вряд ли можно признать большим успехом.

Как верно замечает Нагин Ашаф, в сирийском конфликте у США, кроме прокламированного стремления к демократизации страны и «спасения» населения от «тирана» Асада, были еще две важных цели: нейтрализация ИГИЛ и «Аль-Каиды», а также сдерживание влияния России и Ирана в регионе. «Россия делала все возможное, чтобы сохранить единственного оставшегося в регионе союзника, а США стремились, чтобы этого не произошло».[24] Однако общий итог оказался не в пользу Америки. Башар Асад остался на своем посту, а Россия укрепилась в ближневосточном регионе – с военным присутствием в Сирии, включая авиабазу Хмеймим и военно-морскую базу на побережье Средиземного моря (г. Тартус, 720-й ПМТО ВМФ РФ).

А что же с «нейтрализацией» террористов «Аль-Каиды» и «Исламского государства»? Да, США и НАТО заявили о том, что они «разрушили» ИГИЛ. Роль военных операций России, которые на самом деле привели к исчезновению ИГИЛ как обладающего своей территорией и даже добывающего нефть псевдогосударства, США и страны НАТО, естественно, не признают. Но так ли все просто и можно ли ставить на этом точку в истории с десятилетней гражданской войной в Сирии? Конечно, нет.

Во-первых, сам внутренний сирийский конфликт еще весьма далек от окончательного завершения. Оппозиция президенту Асаду существует и не собирается сдаваться. Во-вторых, вмешательство НАТО в Сирии и Ираке не способствовало разрешению проблемы курдов, они по-прежнему стремятся к созданию независимого государства. Турецкие власти подавляют это стремление силой. Но на территории Сирии и Ирака курды способны снова стать активной военно-политической силой, которую внешние факторы могут использовать в условиях внутренней нестабильности.

В-третьих – и это главное в противостоянии НАТО-ИГИЛ – сохранились остатки «Исламского халифата» ИГИЛ в форме боевых групп, удерживающих небольшие районы на севере и востоке Сирии. Сегодня, как отмечает журналист Бен Хаббард (Ben Hubbard) в статье для «Нью-Йорк Таймс» в январе 2022 г., «Исламское государство» стремится к восстановлению. Даже после смерти в 2019 г. своего лидера аль-Багдади, радикальные исламисты базируются в малонаселенных районах востока Сирии, продолжают нападать на представителей местной власти, на полицейских и военных. Число жертв этих религиозно-политических убийств в 2018-2021 гг. превысило 200 человек.[25]

Можно ли считать одной из причин жизнестойкости организации террористов из ИГИЛ то, что они, возможно, рассчитывают на помощь НАТО в определенных условиях? Почему бы и нет. «Правда выходит наружу», как писал еще в июне 2015 г. журналист британской «Гардиан» С. Милн (Seumas Milne). Это правда о том, что США поначалу приветствовали создание на севере Сирии «салафитского княжества» (читай: ИГИЛ), полагая, что это поможет убрать неугодного им президента страны. Правда еще и в том, что в 2012 г. из Ливии, разрушенной в результате агрессии НАТО, по указанию США шли поставки оружия радикальным исламистам, боровшимся с Асадом.[26] Уже в 2018 г. стала известна и активно обсуждалась информация о том, что США финансировали в Сирии боевые антиправительственные группы, передавали террористам средства борьбы против танков, а в операциях против армии Башара Асада по сути дела выступали «военно-воздушными силами ИГИЛ».[27]

Сохранение присутствия сил США на территории Сирии (непонятно на каких основаниях) сегодня содержит в себе потенциал вмешательства в дела этой страны в обозримом будущем. Террористы из остатков ИГИЛ могут снова пригодиться Североатлантическому блоку.

[1] Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке// Современные международные отношения. Глава 8. / Под ред. А.В. Торкунова. — М: Издательство «Аспект-Пресс», 2016. С. 215.

[2] [Электронный ресурс] https://edition.cnn.com/2011/POLITICS/08/18/us.syria/

[3] [Электронный ресурс] https://www.britannica.com/event/Syrian-Civil-War/Uprising-in-Syria-2011

[4] [Электронный ресурс] https://www.nytimes.com/2017/08/02/world/middleeast/cia-syria-rebel-arm-train-trump.html

[5] [Электронный ресурс] https://ballotpedia.org/United_States_involvement_in_Syria,_2009-2017

[6]  США в борьбе против «Исламского государства» // Локальная война в военно-политической стратегии США в начале XXI века. /Под. ред. В.И. Батюка. — М.: Издательство «Весь мир». 2017. С. 238-242.

[7] [Электронный ресурс] https://www.wilsoncenter.org/article/timeline-the-rise-spread-and-fall-the-islamic-state

[8] [Электронный ресурс] https://2009-2017.state.gov/s/seci/index.htm

[9] [Электронный ресурс] https://www.un.org/securitycouncil/ru/s/res/2170-%282014%29

[10] [Электронный ресурс] https://www.dailysabah.com/mideast/2014/09/23/un-chief-welcomes-airstrikes-against-isis-in-syria

[11] [Электронный ресурс] https://airwars.org/conflict-data/coalition-declared-strikes-timeline/

[12] [Электронный ресурс] https://www.nytimes.com/2014/09/23/world/middleeast/us-and-allies-hit-isis-targets-in-syria.html

[13] [Электронный ресурс] https://www.rt.com/usa/353797-syria-us-strikes-civilians-killed/

[14] [Электронный ресурс] https://www.dailymail.co.uk/news/article-3804802/Militants-fire-surface-air-missiles-RAF-jets-dropping-bombs-Syria-Iraq.html

[15] США в борьбе против «исламского государства» //  Локальная война в военно-политической  стратегии США в начале  XXI века. /Под. ред. В.И. Батюка. — М.: Издательство «Весь мир», 2017.   С. 249.

[16] [Электронный ресурс]  https://www.sott.net/article/361505-As-Russia-Liberates-Syria-From-ISIS-USA-Saves-ISIS-From-Russia-and-Western-Media-Ignores-It-All

[17] [Электронный ресурс]  https://www.dailymail.co.uk/news/article-6512333/Trump-declares-victory-ISIS-Syria-military-prepare-withdrawal-civil-war.html

[18] [Электронный ресурс] https://www.worldatlas.com/articles/the-number-of-war-inflicted-casualties-in-syria.html

[19] [Электронный ресурс] https://airwars.org/conflict/coalition-in-iraq-and-syria/

[20] [электронный ресурс] https://en.wikipedia.org/wiki/Casualties_of_the_Syrian_civil_war

[21] [электронный ресурс] https://en.wikipedia.org/wiki/Refugees_of_the_Syrian_civil_war

[22] [электронный ресурс] https://www.worldbank.org/en/country/syria/publication/the-toll-of-war-the-economic-and-social-consequences-of-the-conflict-in-syria;

[23] [электронный ресурс] https://www.visionofhumanity.org/the-economic-cost-of-conflict-in-syria/

[24] [Электронный ресурс]    https://moderndiplomacy.eu/2020/08/25/u-s-and-russian-interests-in-the-syrian-war/

[25] [Электронный ресурс]     https://www.nytimes.com/2022/01/29/world/middleeast/isis-syria-iraq.html?action=click

[26] [Электронный ресурс] https://www.theguardian.com/commentisfree/2015/jun/03/us-isis-syria-iraq

[27] https://www.mintpressnews.com/us-support-isis/245868/