К началу

МУЗЕЙ НАТО

2022
Назад в список
war
rocket

Агрессивная концепция НАТО-2022 2022

Североатлантический альянс открыто переходит от обороны к противостоянию

История

На саммите стран — участниц НАТО, который состоялся в конце июня в Мадриде, альянс принял новую стратегическую концепцию. НАТО окончательно сбросила маску и от ранее декларируемой цели совместно бороться с терроризмом перешла к старому доброму противостоянию держав. Главными угрозами безопасности были названы Россия и Китай. Вместо попытки преодолеть кризис отношений с другими геополитическими центрами силы альянс переходит к открытой конфронтации. Спустя 70 лет крупнейший военный блок мира вновь возвращается к риторике времен холодной войны и продолжает сам создавать себе «врагов».

Больших надежд на деэскалацию и не было, однако отказ от декларативного провозглашения конфронтации мог бы служить сигналом блока к разрядке напряжения. Но в итоге все анонсируемые «негативные» повороты стратегии действительно произошли. В международном пространстве, где идет активное формирование нескольких центров силы, которые намерены твердо отстаивать национальные интересы, стратеги НАТО не придумали ничего лучшего, как обозначить эти центры главными угрозами.

Формулировки концепции демонстрируют, что их создатели, вероятно, находятся мысленно в реальности конца 30-х годов прошлого века: «В евроатлантическом регионе нет мира. Российская Федерация нарушила нормы и принципы, способствовавшие стабильному и предсказуемому европейскому порядку безопасности. Мы не можем сбрасывать со счетов возможность нападения на суверенитет и территориальную целостность стран НАТО». И затем как будто в опровержение самих себя добавляют: «Угрозы, с которыми мы сталкиваемся, глобальны и взаимосвязаны»[1].

Угроза № 1

Далее идет абстрактное упоминание неких «авторитарных акторов», которые бросают вызов ценностям альянса, и это можно было бы принять за продолжение исторических предупреждений а-ля 1939, если бы не современные выражения о гибридных угрозах, киберпространстве и космосе.

Действия России, которая снова стала отстаивать национальные интересы, по сути демонизируются: «Российская Федерация представляет собой наиболее значительную и прямую угрозу безопасности стран НАТО, миру и стабильности в евроатлантическом регионе. Она стремится установить сферы влияния и прямого контроля посредством принуждения, подрывной деятельности, агрессии и аннексии <…> Это направлено на дестабилизацию стран к Востоку и Югу от нас. На Крайнем Севере [возросшая] возможность России помешать подкреплениям союзников и свободе судоходства через Северную Атлантику является стратегическим вызовом для Североатлантического союза. Наращивание военной мощи Москвы, в том числе в Балтийском, Черном и Средиземном морях, наряду с ее военной интеграцией с Белоруссией, бросает вызов нашей безопасности и интересам».

Себя альянс упорно называет «оборонительным союзом, не представляющим угрозы ни для одной страны».

«НАТО не стремится к конфронтации и не представляет угрозы для Российской Федерации. <…> В свете ее враждебной политики и действий мы не можем считать Российскую Федерацию нашим партнером. Тем не менее мы по-прежнему готовы держать открытыми каналы связи с Москвой для управления и смягчения рисков, предотвращения эскалации и повышения прозрачности. Мы стремимся к стабильности и предсказуемости в евроатлантическом регионе и между НАТО и Российской Федерацией. Любое изменение в наших отношениях зависит от того, прекратит ли Российская Федерация свое агрессивное поведение и продолжит ли соблюдение норм международного права».

Эта часть концепции может одновременно являться имманентным призывом к снижению конфронтации и самооправданием. Но не стоит забывать, что эти посылы используются в контексте участия США в перевороте на Украине 2014 года, санкций против России и Белоруссии и перманентного расширения НАТО на восток и северо-восток.

В то же время было озвучено, что союзники «будут продолжать противодействовать угрозам со стороны России», в том числе «наращивать политическую и практическую поддержку Украине», и разворачивать «дополнительные мощные боеспособные силы на восточном фланге». А от России требуют «уйти из Украины». В декларации не расшифровывается, каким образом планируют этого добиться, но некоторую ясность внесли представители Великобритании.

Министр иностранных дел Соединенного Королевства Лиз Трасс, выступая в Мадриде, заявила: «Сейчас самое время удвоить усилия и обеспечить, чтобы Украина победила Россию, чтобы президент Зеленский мог вести переговоры с позиции силы. <…> Мы обязаны добиться поражения России на Украине. Мы должны это сделать ради европейской безопасности, свободы и демократии. Это единственный способ достичь долгосрочного мира в Европе. Некоторые говорят о возможности переговоров сейчас, пока Россия все еще на Украине. Но я думаю, что это принесло бы ложный мир. <…> Мой посыл заключается в том, что мы сперва должны нанести поражение России, а затем вести переговоры».[2]

Такие высказывания членов альянса лишний раз доказывают, что разницы между агрессией и обороной НАТО не видит.

В России принятие такой стратегии восприняли как легитимизацию давления и агрессии со стороны блока. «Принятием новой редакции стратегического документа Североатлантического блока Штаты просто хотят легитимировать наращивание военной инфраструктуры, дальнейшее расширение на восток, принятие новых членов, а также обосновать повышение взносов в бюджет альянса», – заявил председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев.[3]

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров еще в преддверии саммита прокомментировал анонсируемые положения: «Что касается планов, которые готовятся к саммиту НАТО, – объявить нас угрозой, Китай объявить системным вызовом – они любят играть в слова, но от этого суть не изменяется. Давным-давно до всех созывов саммита НАТО Россия была объявлена врагом в тех или иных выражениях, просто потому, что она не хочет соглашаться с неолиберальным миропорядком, который США, подчинив себе весь западный мир без исключения, навязывают всем остальным».[4]

Соответственно, России в данном случае не оставляют иного выбора, кроме как, мобилизовав ресурсы, включиться в гонку вооружений и предельно жестко реагировать на любые вызовы ее безопасности.

Угроза № 2 – Китай

После России в числе основных угроз называется международный терроризм и Китай.

Смену риторики в отношении КНР прокомментировала эксперт клуба «Валдай» и программный координатор Российского совета по международным делам Юлия Мельникова: «… примечательно, что риторика в отношении Китая, впервые появившегося на повестке альянса в 2019 году, перестала быть амбивалентной. Если в концепции 2010 года Китай не упоминался вообще, а в коммюнике саммита в Брюсселе оставался «и возможностью, и вызовом», в 2022 году стороны пришли к унифицированному представлению об опасности политики КНР для «порядка, основанного на правилах». Соответственно, именно «системное соперничество» с КНР – стратегический вектор НАТО на среднесрочную перспективу, что подкрепляется положением о принципиальности развития ситуации в Индо-Тихоокеанском регионе для безопасности Евроатлантики. Саммит НАТО также впервые посетили представители региональных партнеров – Австралии, Японии, Новой Зеландии, Республики Корея, и итоговое заявление заседания с их участием было эксплицитно антикитайским».[5]

Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, к.э.н. Леонид Гамза подчеркивает: «Стратегическая концепция НАТО и ее содержание носят конфронтационный характер и отражают дальнейшее втягивание этого «оборонительного» блока в реализацию американской стратегии сдерживания Китая не только в Европе, но и за ее пределами под флагом «глобализации» его дальнейшего развития и в формате создания широкого антикитайского фронта из числа союзников США в АТР. Несмотря на округлость формулировок, отражающих достаточно высокий уровень экономических связей Европы с Китаем, в документ вошли все основные постулаты и положения индо-тихоокеанской стратегии США. Заявленная готовность Альянса и входящих в него стран противостоять «системным вызовам» со стороны Китая не только в Европе, но и в АТР неизбежно приведет к усилению конфронтации и напряженности по многим направлениям, затронув прежде всего экономическое и технологическое сотрудничество КНР со странами ЕС в таких областях, как кибербезопасность, космос, новейшие и прорывные технологии. Одновременно активизация вовлеченности НАТО в решение многочисленных острых проблем безопасности региона также вызовет резкое встречное противодействие и ответные меры со стороны Китая».[6]

В свою очередь министр иностранных дел Китая Чжао Лицзянь ответил, что альянс сам является вызовом миру. По его словам, руки Североатлантического альянса в крови народов мира. В целом в КНР испытывают беспокойство по поводу возможных последствий заявленной стратегической концепции НАТО. Постоянный представитель страны при ООН Чжан Цзюнь во время заседания Совета Безопасности Организации Объединённых Наций отметил, что Китай, как и все миролюбивые страны мира, глубоко обеспокоен, какие политические последствия будет иметь стратегическая концепция НАТО.[7]

Миссия КНР при ЕС решительно осудила документ, заявив, что НАТО, как пережиток холодной войны и крупнейший военный блок мира, не отказался от мышления и практики создания «врагов» и продвижения блокового противостояния. Отмечается, что хотя зона обороны Альянса не выходит за пределы Северной Атлантики, однако в последние годы он регулярно демонстрировал силу в регионе АТР и стремится к развязыванию там конфронтации. Подчеркнуто, что поскольку НАТО рассматривает Китай как «системный вызов» он будет вынужден реагировать на это «должным образом», если блок дойдет до действий, подрывающих интересы КНР.[8]

Слова подтверждаются делом

Испанская газета El País, комментируя саммит в Мадриде, заявила, что НАТО планирует крупнейшее развертывание в Европе со времен холодной войны. Заявления лидеров НАТО об усилении курса на готовность к конфронтации уже воплощаются в реальность. Так, руководители стран НАТО договорились о фундаментальном сдвиге в сдерживании и обороне НАТО с укреплением передовой обороны, усилением боевых групп в восточной части Североатлантического союза и увеличением числа сил высокой готовности от 40 тысяч до более чем 300 000 человек. Лидеры также договорились больше инвестировать в НАТО и увеличить общее финансирование.[9]

Количественное изменение сил на восточных границах сопровождается и качественным изменением их структуры. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг ранее заявил о том, что НАТО рассчитывает увеличить численность передовых боевых групп в каждой из восточноевропейских стран: с батальонного до бригадного уровня, создаст передовые штабы и склады вооружений, а также распределит силы для действий на территории конкретных стран на восточном фланге.[10] Пока заявленная численность солдат не выглядит как ударная группировка, но это по современным меркам серьезный оборонительный фронт. И очередной аргумент для России и Китая наращивать в ответ свои вооруженные силы.

Объявлено и о запуске ранее анонсируемого Инновационного венчурного фонда НАТО, который объединит усилия по созданию и реализации высоких оборонных технологий или технологий двойного назначения.[11]

Ведутся и угрожающие «наступательные» действия. Работа над включением в альянс Швеции и Финляндии не остановилась: 5 июля послы НАТО подписали протоколы о присоединении Финляндии и Швеции в штаб-квартире Североатлантического альянса.[12] Особый негатив этому решению придает вероятная долгосрочность этого шага. Если войска являются мобильными соединениями, которые можно вывести в случае потепления отношений, то членство в блоке является менее «ликвидным» активом, и скандинавские страны, скорее всего, останутся членами блока даже при позитивном сценарии развития отношений НАТО с Россией и другими центрами силы.

В ответ российские власти пытались отговорить две страны от этого решения, заявляя, что страна никогда не представляла угрозы для них. Более того, хотя скандинавам все это время удавалось сохранять нейтралитет, де-факто они уже интегрировались с западными организациями. В последние месяцы шведские и финские официальные лица заявляли, что не допустят размещения у себя ядерного оружия. Поэтому заявление Москвы о том, что членство этих государств не беспокоит ее, можно объяснить всеми этими обстоятельствами. К тому же российские официальные лица говорят, что этот шаг не останется без ответа, и расширение границы НАТО с Россией будет означать и расширение границы России с НАТО.[13]

Внутреннее укрепление НАТО укрепит и Россию

Эксперты отмечают и стремление блока укрепить внутреннее взаимодействие на фоне новых «угроз». «Новая реальность создает и убедительно обосновывает пространство для появления дополнительных общих практик разной степени, которые принципиальны для организаций типа НАТО в первую очередь, потому что создают институциональную инерцию и страховочный механизм от новых разногласий в будущем. Как только решение согласовано и практика запущена в жизнь, мотивированно отказаться от нее трудно. Средством ее реализации служит, если суммировать все заявления саммита, комплексное повышение стрессоустойчивости: это и развитие технологических возможностей, и наращивание материальной базы, и еще более тесная координация военных комплексов государств-членов», – отмечает Юлия Мельникова.[14]

При этом заместитель директора Королевского института объединенных служб в Лондоне Джонатан Эяль заявил, что Единый европейский фронт может рухнуть, когда ему придется иметь дело с Россией. Он подчеркнул, что в тот момент, когда Россия «намекнет» о готовности к перемирию (речь идет о спецоперации на востоке Украины), все разногласия внутри НАТО всплывут на поверхность.[15]

Таким образом, большинство положений новой концепции сосредоточены на усилении международного напряжения, вместо того чтобы решить накопившиеся проблемы в отношениях с другими крупными мировыми игроками.

Более того, НАТО в новой концепции выражает намерение начать новый виток как минимум «холодного» противостояния с Россией, Китаем и, условно говоря, любой страны или блока, который осмелится открыто защищать свои национальные интересы, если они пересекутся с интересами США и их союзников. Турецкий политолог Мехмет Али Гюллер сказал, что НАТО сбросило с себя «оборонную» маску, которую носило на протяжении 70 лет, и более наглядно демонстрирует, что является «агрессивным военным устройством».[16] Отдельные издания заявляют о том, что, по сути, «благодаря» новым положениям альянса впереди мир ждут долгие годы глобального противоборства, гонки вооружений, страшилок про неизбежность ядерной войны.[17] Также новая стратегическая концепция по предложению Испании включит и прямое обязательство Альянса защищать в случае необходимости территориальную целостность каждого члена организации,[18] что, вероятно, является сигналом о готовности к конфликту под любым оборонительным предлогом и жестким намеком на то, что кому-либо не стоит создавать такие поводы.

Вместе с тем блок соизмеряет свои силы и возможности и, по всей видимости, именно с этим связана терминологическая разница в наименовании основных конкурентов – России и Китая. Фиксируя, что «большую угрозу» западному миру представляют Россия и Китай, в НАТО приняли решение, что с одинаковой силой развертывать борьбу и против Москвы, и против Пекина нет возможности, нет достаточных для этого ресурсов, что это чревато, отметил первый зампредседателя комитета Госдумы по международным делам Дмитрий Новиков.[19]

При этом недвусмысленность положений стратегии НАТО, скорее всего, поможет сплотить внутренний идеологический фронт в России, так как у сторонников дружбы с Западом остается теперь все меньше аргументов. Можно лишь гадать, почему стратеги альянса начали показывать зубы. Возможно, потому, что внутри блока констатировали провал политики «тайного» воздействия на геополитических конкурентов через некоммерческие организации (представительства которых все чаще закрывают и объявляют нежелательными), а также все больше изживает себя пропаганда а-ля «Голос Америки».

 

[1] [Электронный ресурс] https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/2022/6/pdf/290622-strategic-concept.pdf

[2] [Электронный ресурс] https://ru.armeniasputnik.am/20220630/bezumnaya-strategiya-nato-na-puti-k-dvoynomu-sderzhivaniyu-rossii-i-kitaya-44463198.html

[3] [Электронный ресурс] https://rg.ru/2022/05/30/v-sovfede-ocenili-novuiu-strategicheskuiu-koncepciiu-nato.html

[4] [Электронный ресурс] https://otr-online.ru/news/lavrov-obyasnil-strategiyu-nato-200234.html

[5] Там же.

[6] [Электронный ресурс] https://www.imemo.ru/publications/relevant-comments/text/china-in-the-new-nato-strategy

[7] [Электронный ресурс] https://runews24.ru/world/06/07/2022/73f34df1e2c9f3379baf7f17756bd025

[8] [Электронный ресурс] https://www.imemo.ru/publications/relevant-comments/text/china-in-the-new-nato-strategy

[9] [Электронный ресурс] https://www.nato.int/cps/en/natohq/news_197574.htm

[10] [Электронный ресурс] https://www.mk.ru/politics/2022/06/15/nato-rasshirit-prisutstvie-v-vostochnoy-evrope-do-urovnya-brigad.html

[11] [Электронный ресурс] https://www.nato.int/cps/en/natohq/news_197494.htm?selectedLocale=en

[12] [Электронный ресурс] https://www.nato.int/cps/en/natohq/news_197763.htm

[13] [Электронный ресурс] https://inosmi.ru/20220706/alyans-254857978.html

[14] [Электронный ресурс] https://www.kommersant.ru/doc/5445161

[15] [Электронный ресурс] https://rg.ru/2022/07/05/guardian-stremlenie-nato-protivostoiat-rossii-mozhet-stat-dlia-aliansa-uiazvimym-mestom.html

[16] [Электронный ресурс] https://rossaprimavera.ru/news/7dc3ae3d

[17] [Электронный ресурс] https://readovka.news/news/103208

[18] [Электронный ресурс] https://rossaprimavera.ru/news/5a77f772

[19] [Электронный ресурс] https://iz.ru/1357277/2022-06-29/v-gosdume-otreagirovali-na-oboznachenie-rf-kak-samoi-znachitelnoi-ugrozy-nato