К началу

МУЗЕЙ НАТО

2022
Назад в список
war
rocket

NATO-2022: жажда войны и мирового господства 2022

В новой концепции НАТО альянс возвращается к прямой конфронтации между государствами и стремится контролировать все важнейшие аспекты жизни стран-членов – от изменений климата до освоения космоса

Фотофакт

war
war
war

История

«По мере того, как мир меняется, НАТО будет продолжать меняться» – эти слова принадлежат генеральному секретарю Североатлантического альянса Йенсу Столтенбергу[i]. Но с какой целью меняется блок? Официально НАТО представит новую Стратегическую концепцию на саммите в Мадриде 29-30 июня 2022 года[ii]. Однако уже ясно, что одной из главных целей альянса станет противодействие России и Китаю. Кроме того, военный блок намерен принять участие в решении таких задач, как борьба с изменениями климата, развитие зелёной энергетики, использование искусственного интеллекта, освоение Арктики и так далее. Зачем? Ищем ответ в материале.

Адаптация агрессора к «жестокому» миру

6-7 апреля 2022 г. в Брюсселе министры иностранных дел стран НАТО обсуждали будущее альянса. На встречу также пригласили глав внешнеполитических ведомств Украины, Грузии, Финляндии, Швеции и Европейского союза и партнеров НАТО в Азиатско-Тихоокеанском регионе – представителей МИД Австралии, Новой Зеландии, Японии и Республики Корея. По итогам встречи было решено усилить военную поддержку Украины и активизировать сотрудничество с партнерами с учетом меняющейся глобальной обстановки. Министры также договорились активизировать практическую поддержку других партнеров, находящихся «под угрозой российской агрессии», включая Грузию и Боснию и Герцеговину.

Главы МИД согласились с тем, что следующая Стратегическая концепция НАТО, разработка которой будет завершена к июньской встрече в верхах в Мадриде, должна учитывать будущие отношения НАТО с Россией и растущее влияние Китая на безопасность стран-членов альянса.

«Следующая Стратегическая концепция НАТО должна предоставить ответ на вопрос о том, какими будут наши отношения с Россией в будущем. И впервые она также должна учитывать то, как растущее влияние и политика принуждения Китая влияют на нашу безопасность. Концепция станет дорожной картой для дальнейшей адаптации Североатлантического союза к более опасному и конкурентному миру, в котором мы живем», – заявил Йенс Столтенберг, выступая на этом мероприятии[iii].

Учитывая причастность США к насильственной смене режима на Украине в 2014 году, активное расширение НАТО даже после развала СССР и интенсивные поставки вооружений на Украину во время военной операции России, словосочетание «адаптация к более опасному и конкурентному миру» в устах генсека альянса выглядит несколько странно. Или это можно назвать грустной констатацией того, что рывок США и НАТО к мировой гегемонии в 1990-х годах потерпел неудачу, и теперь необходимо адаптироваться к новым реалиям.

Как было раньше

Действующая сегодня Стратегическая концепция НАТО 2010 года упоминаний об угрозах со стороны России или Китая не содержит. Её ключевая цель – борьба с международным терроризмом. В сравнении с сегодняшней публичной риторикой представителей альянса и Пентагона упоминание России в концепции более чем выдержанное и дружелюбное. Самая «негативная» формулировка звучит так: «Несмотря на расхождения по отдельным вопросам, мы по-прежнему уверены, что безопасность НАТО и России тесно взаимосвязана и что прочное и конструктивное партнерство, основанное на взаимном доверии, прозрачности и предсказуемости, оптимально соответствовало бы интересам нашей безопасности»[iv].

На практике это, конечно, не отменяло шагов блока в сторону конфронтации с неугодными центрами силы и расширения своего влияния там, где это возможно. Но официальная стратегия была сдерживающим фактором как минимум на уровне международной дипломатии.

Публично о решении разработать новую стратегическую концепцию НАТО и пересмотреть политику альянса было заявлено еще в декабре 2019 года, когда лидеры НАТО попросили Генерального секретаря Йенса Столтенберга возглавить перспективный процесс размышлений по укреплению НАТО[v]. В июне 2020 года Генеральный секретарь изложил свое видение приоритетов альянса на период до 2030 года: НАТО должна оставаться сильной в военном отношении, становиться еще сильнее политически и применять более глобальный подход.

Назад к межгосударственным конфликтам

25 ноября 2020 года был опубликован доклад «НАТО 2030: единство в новой эре»[vi]. Отмечалось, что «документ является частью инициативы Генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга «НАТО 2030», в рамках которой эксперты из стран-участниц анализируют актуальные для нового десятилетия аспекты деятельности военно-политической организации и угрозы для нее»[vii]. В докладе Россия и Китай уже указывались как источники угроз для блока.

В июне 2021 года в Брюсселе прошел саммит НАТО, и в его преддверии эксперты говорили о том, что риторика альянса поменяется: «Десятилетняя Стратегическая концепция НАТО, к сожалению, устарела и нуждается в серьезном пересмотре»[viii], отмечал директор Центра внешней политики в стратегическом исследовательском институте США The Heritage Foundation Люк Коффи.

На саммите было принято решение о принятии в 2022 году новой Стратегической концепции взамен устаревшей. Назывались и основные причины такого шага:

  • новые угрозы безопасности различного характера (кибернетические, асимметричные, гибридные);
  • системная конкуренция со стороны напористых и авторитарных держав (прежде всего России и Китая);
  • вызов основанному на правилах мировому порядку и демократии;
  • незаконная миграция и торговля людьми вследствие нестабильности;
  • развитие технологий в космическом пространстве;
  • распространение оружия массового уничтожения и эрозия архитектуры контроля над вооружениями;
  • изменения климата[ix].

Используя эти причины, часть из которых можно считать следствием агрессивной внешней политики самого НАТО, блок обозначил стремление официально закрепить ряд новых положений в своей стратегии. Прежде всего это упрочение лидерства США и продвижение интересов этой страны в альянсе. Следствием этого является включение космоса в сферу деятельности НАТО, определение Китая как вызова, развитие сотрудничества с государствами в Азии, Океании, Латинской Америке и Африке, повышение расходов на оборону государств-членов. В этом контексте показательна особенно острая риторика о России: последняя является сплачивающим фактором для союзников, и усиление напора на нее соответствует интересам администрации президента США Дж. Байдена.

Второе изменение в том, что с 2010 г. существенным образом трансформировался миропорядок: усилилась межгосударственная конкуренция, появились новые угрозы безопасности, активизировалась технологическая гонка, центр мировой политики сместился в сторону Азии. В связи с этим для обеспечения безопасности государств-членов НАТО больше недостаточно акцентировать внимание только на евроатлантическом регионе. И наконец, третье: если в 2010 году главные угрозы безопасности исходили от международного терроризма, то в 2021 году – вновь от отдельных государств[x]. Таким образом, в концепции будущего анонсировался и шаг назад – возврат к прямой конфронтации между крупными государствами вместо того, чтобы сближаться с ними для борьбы с общими международными угрозами.

Научная экспансия

Как было отмечено в программных заявлениях представителей Североатлантического альянса, другим важным направлением борьбы с конкурентами стала технологическая гонка. И здесь был сделан еще один шаг: создание трансгосударственной системы ускорения оборонных инноваций DIANA. По словам Столтенберга, сначала она «будет включать в себя сеть из примерно 60 инновационных объектов в Северной Америке и Европе» и сотрудничество с «частным сектором и научными кругами»[xi].

Ускоритель оборонных инноваций НАТО, Defence Innovation Accelerator for the North Atlantic (DIANA) – проект, призванный ускорить трансатлантическое сотрудничество в области критически значимых технологий.

По словам помощника Генерального секретаря по новым вызовам безопасности Дэвида ван Вила, сейчас цель состоит в том, чтобы DIANA достигла первоначального операционного потенциала (IOC – минимально возможное рабочее состояние системы) к 2023 году[xii].

В долгосрочной перспективе DIANA будет иметь штаб-квартиру как в Северной Америке, так и в Европе, а также связь с существующими испытательными центрами в странах-членах НАТО, которые будут использоваться для «проверки, тестирования и совместного проектирования приложений в области новых и прорывных технологий», – сказал ван Вил. DIANA также будет отвечать за создание и управление сетью, призванной помочь соответствующим стартапам расти и поддерживать технологические потребности НАТО через грантовые программы. В число критически важных технологий входят такие направления, как искусственный интеллект, обработка больших данных, квантовые технологии, автономные системы, биотехнологии, гиперзвуковое оружие и космос.

Одним из ключевых компонентов системы DIANA станет надежный рынок капитала, где небольшие компании смогут связаться с квалифицированными инвесторами, заинтересованными в поддержке технологических усилий НАТО. Предварительная проверка со стороны инвесторов позволит НАТО обеспечить «защиту технологии от незаконных передач», – сказал ван Вил.

Фонд создан по образцу того, как Министерство обороны США создало свой собственный рынок доверенного капитала в 2019 году в качестве инструмента, который, может побудить венчурных капиталистов финансировать проекты национальной безопасности и обороны.

Ранее НАТО инвестировала в ИТ и программное обеспечение через Агентство связи и информации НАТО (NCIA), но разница между ним и DIANA заключается в том, что альянс хочет усовершенствовать сотрудничество со стартапами на ранней стадии, а не с крупными сложившимися компаниями или традиционными оборонными фирмами[xiii].

Инновационный фонд НАТО будет работать около 15 лет и финансироваться в объеме примерно 70 млн евро (около 83 млн долларов) в год[xiv].

Чего ожидать от НАТО летом 2022

И тем не менее, несмотря на тенденцию к росту конфронтации с Россией и Китаем, а также поиск союзников в этой борьбе, окончательный вектор НАТО остается под вопросом до того момента, как новая концепция увидит свет.

С одной стороны, внимание в концепции военно-политического блока на достаточно широкий ряд направлений вызывает критику: «В рамках заявленного «обновления» НАТО этот военный блок собирается принять участие в решении таких задач, как борьба с изменениями климата, развитие зелёной энергетики, использование искусственного интеллекта, освоение Арктики и так далее. Не многовато ли? Как отмечает итальянская газета Giornale, «все это понадобится для того, чтобы продемонстрировать всем критикам: альянс – это не анахронизм, а универсальная организация будущего, способная заниматься не только военно-политическими вопросами»[xv], – комментирует бывший корреспондент и заведующий отделениями ТАСС в Италии и Греции, член Союза писателей России Владимир Малышев.

Отчётливо прослеживается стремление вырасти из военно-политического блока в структуру, контролирующую все важнейшие аспекты жизни стран-членов. Североатлантический совет предлагается в качестве главной площадки для обсуждения всех стратегических и политических вопросов, вопросов безопасности, в том числе энергетики, искусственного интеллекта, интернета, климатических изменений и т.д[xvi].

С другой стороны, на реальный вектор альянса в большой степени будут влиять национальные интересы стран-участниц, равно как и их отсутствие. Эти же факторы могут обусловить колебания блока от действий в ограниченных регионах до стремления повлиять на общемировую повестку.

Так, программный координатор РСМД, аспирант МГИМО МИД России Юлия Мельникова отмечает: «Далеко не все страны хотят видеть Североатлантический альянс глобальным игроком, и не все из круга желающих обладают достаточным для выполнения глобальных задач потенциалом. Так, неоспорим глобальный интерес США, к которым в рамках НАТО традиционно примыкают (пусть и скорее дискурсивно) Великобритания, Нидерланды и северные страны. Турция в силу географического положения также обладает глобальными амбициями, но они не идут в фарватере общенатовской повестки. Польша и страны Балтии хотя и готовы поддерживать американские инициативы на словах, по большому счету, имеют узкорегиональные интересы по «сдерживанию» России. Франция и Германия, чья поддержка необходима для расширения глобального присутствия, как представляется, не готовы выйти за пределы широкого понимания евроатлантики, и это также является причиной возобновления внимания к идее собственно европейской безопасности. Большое количество стран НАТО вообще относятся к т.н. «серой зоне», не имея интересов безопасности ни на восточных границах альянса, ни, тем более, на Ближнем Востоке и в Азии. Это и Греция, чья безопасность увязана на соседнюю Турцию, и балканские страны, замыкающиеся друг на друге и своем регионе, и Испания, и Бельгия, и большая часть стран Центральной и Восточной Европы»[xvii].

Но это не отменяет того, что блок продолжит наращивать присутствие в Восточной Европе под предлогом укрепления обороны из-за якобы угроз со стороны России. Так, Йенс Столтенберг 15 мая 2022 года в рамках неформальной встречи министров иностранных дел НАТО в Берлине заявил, что альянс «примет важные решения по усилению сдерживания и обороны НАТО, чтобы отразить новую реальность безопасности в Европе» во время грядущего саммита в Мадриде[xviii].

В любом случае новая концепция, к сожалению, недвусмысленно говорит о настрое альянса в первую очередь на активную борьбу с другими центрами силы. На фоне действительно важных глобальных проблем, таких как терроризм, нехватка ресурсов и продовольствия, изменения климата и пандемия коронавируса искусственно выращиваемая в концепции НАТО угроза новых военных конфронтаций выглядит более чем неуместно.

[i] https://www.nato.int/nato2030/

[ii] https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/12614071

[iii] https://www.nato.int/cps/ru/natohq/opinions_194330.htm

[iv] https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/pdf_publications/20120214_strategic-concept-2010-rus.pdf. С. 37

[v] https://www.nato.int/cps/ru/natohq/news_176193.htm

[vi] https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/2020/12/pdf/201201-Reflection-Group-Final-Report-Uni.pdf

[vii] https://www.imemo.ru/publications/relevant-comments/text/doklad-nato-2030-chto-zhdaty-ot-alyyansa-v-nastupivshem-desyatiletii

[viii] https://www.trtworld.com/opinion/russia-and-china-will-force-a-re-think-at-upcoming-nato-summit-47080

[ix] https://www.imemo.ru/publications/relevant-comments/text/nato-summit-evolution-of-alliance-strategy

[x] Там же.

[xi] https://www.nato.int/cps/ru/natohq/opinions_194330.htm

[xii] https://www.yahoo.com/lifestyle/nato-hopes-launch-defense-tech-185635192.html

[xiii] Там же

[xiv] https://rossaprimavera.ru/news/9f13035e

[xv] https://www.fondsk.ru/news/2020/12/06/voennyj-blok-nato-vyhodit-za-ramki-chisto-voennyh-zadach-52403.html?

[xvi] https://topwar.ru/177822-novaja-strategija-nato-2030-borba-s-rf-i-knr-druzhba-s-indiej-i-mirnyj-kosmos.html?

[xvii] https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/nato2030-novyy-vitok-refleksii-dlya-severoatlanticheskogo-alyansa/?

[xviii] https://www.mk.ru/politics/2022/05/21/rossiyskaya-ugroza-ssha-namereny-napravit-v-evropu-100-tysyach-soldat.html