К началу

МУЗЕЙ НАТО

1958
Назад в список
war
rocket

100 дней в Ливане 1958

Вопиющее вмешательство Вашингтона во внутреннюю политику Ливана привело страну к гражданской войне и 100-дневной американской оккупации

История

Ливан – уникальная страна на арабском Ближнем Востоке. Почти половина ее населения исповедует христианство, большую часть 1950-х годов Ливан представлял собой благополучное цивилизованное государство, в том числе с точки зрения уровня жизни, мира и национального согласия.[1] Однако изменение обстановки в соседних странах, внутренние перемены и неспособность на них должным образом отреагировать привели страну к кризису и затяжной гражданской войне. В 50-е годы США выступили в роли архитекторов ливанской политики, а в конце десятилетия сделали «прививку» военной оккупацией, когда дружественный им режим оказался под угрозой.

Между Кореей и Вьетнамом

Самой крупной и обширной десантной операцией, которая произошла между корейской и вьетнамской войнами, была высадка в Ливане в 1958 году. Операция «Голубая летучая мышь», санкционированная президентом США Дуайтом Эйзенхауэром, длилась 102 дня, с 15 июля по 25 октября. В ней участвовали 6-й флот с более чем 70 кораблями и 40 000 моряками, а также 14 357 солдат. Воздушную поддержку оказывали сводные ударные силы военно-морской палубной авиации, а также самолеты ВВС США из 322-й авиационной дивизии. Кроме того, в операции приняли участие около 8509 солдат армии из 201-го командования материально-технического обеспечения и 24-й воздушно-десантной бригады, построенной вокруг 1-й усиленной воздушно-десантной боевой группы из Германии. На побережье страны без сопротивления высадились около 5800 морских пехотинцев 2-й дивизии морской пехоты.[2] При этом общие потери США в этой крупной операции составили буквально несколько человек, почти все из которых были небоевыми. Военных действий как таковых не произошло, цели были достигнуты одним лишь присутствием американских сил.

Зачем Штаты провели столь крупную военную операцию на Ближнем Востоке и к чему она привела?

Свой режим в опасности

К 1958 году в Ливане, до сих пор благополучном, наметился опасный внутренний раскол. Отчасти он был обусловлен естественными социальными процессами, например, изменением конфессионального состава в пользу мусульман. Однако это значительно усиливалось расхождением в политике ливанской элиты с изменившимися ожиданиями общества.

Согласно неписаному Национальному пакту 1943 года – соглашению между лидерами шиитской, суннитской и маронитской (христианской) общин – президентом страны должен быть христианин-маронит, премьер-министром – мусульманин-суннит, а спикером парламента – мусульманин-шиит. Принятая на основе Национального пакта конституция закрепляла существовавшую в Ливане конфессиональную раздробленность. Места в парламенте делились в пропорции 6/5, где 6 – это христиане, а 5 – мусульмане. Однако постепенно баланс сил стал естественным образом смещаться в пользу мусульман вместе с ростом их численности.

В 1948 году Ливан принял участие в первой арабо-израильской войне. В страну перебрались десятки тысяч арабских беженцев, дополнивших мусульманскую общину. В результате в 1950-е годы начали усиливаться противоречия между христианами и мусульманами. Во время Суэцкого кризиса прозападный президент Камиль Шамун (маронит по вероисповеданию) не стал разрывать дипломатических отношений с западными державами, напавшими на Египет, что привело к дипломатическому конфликту с Каиром. В ответ на действия президента мусульманская община образовала Национальный фронт, потребовав проведения политики «позитивного нейтралитета» и дружбы с арабскими странами. Массовые политические демонстрации вылились в мае 1958 года в мусульманское восстание, которое возглавили бывшие премьер-министры Рашид Караме и Абдаллахом Яфи и председатель парламента Хамаде. Оно быстро переросло фактически в гражданскую войну.[3]

Здесь стоит добавить, что одной из конфликтных основ стала именно политика дружбы с западным блоком и следование Ливаном «доктрине Эйзенхауэра». 16 марта 1957 года было заключено ливано-американское соглашение, согласно которому Ливану была обещана экономическая и дополнительная военная помощь, помимо той, которую Вашингтон уже предоставлял ливанским вооруженным силам. Помимо Ливана, к доктрине в тот момент присоединились Саудовская Аравия, Ирак, Иордания, Турция и Иран. Это вызвало негативную реакцию Сирии, которая, придерживаясь дружбы с СССР, оказывалась в окружении недружественных режимов. Для ливанской оппозиции правительство таким образом нарушило Национальный пакт 1943 года, который устанавливал нейтралитет Ливана. При этом раскол, разделяющий ливанское население на два противоборствующих клана, нельзя назвать только конфессиональным, поскольку возникший Национальный фронт имел в своих рядах много христианских политиков.[4]

Еще одним поворотным моментом стало недовольство ливанской оппозиции итогами парламентских выборов в Ливане в 1957 году и подозрение в скрытой поддержке США действующих руководителей страны – президента Шамуна и министра иностранных дел Шарля Мали, доктора философских наук, выпускника Гарварда, который целиком и полностью присоединился к США во время холодной войны. Шамун имел все резоны быть преданным сторонником Вашингтона. ЦРУ, очевидно, сыграло свою роль в его выборах в президенты в 1952 году, а в 1957 году оно подготовило для Шамуна денежную поддержку для использования на июньских выборах кандидатов в палату представителей (парламент). Нужно было выбрать тех, кто поддержит Шамуна и американскую политику. Также финансы выделялись для противодействия кандидатам, которые ушли в отставку в знак протеста против приверженности Шамуна «доктрине Эйзенхауэра». Как и принято в таких операциях, ЦРУ направило в Бейрут вместе с деньгами «специалиста по выборам».[5]

В дни выборов в порту Бейрута появились корабли 6-го флота США, а над городом пронеслись реактивные самолеты. Результаты выборов, очевидно, были подтасованы, и причастны к этому были как силы внутренние, так и внешние. Резидентом ЦРУ в Ливане в то время был В.К. Ивленд, в частности, занимавшийся организацией американской финансовой поддержки для прошамунских депутатов. Ивленд признавался: «В течение всех выборов я постоянно ездил в президентский дворец с чемоданом, полным ливанских фунтов, и затем возвращался обратно поздно ночью в посольство». По его словам, в Бейруте, который стал центром тайных операций, подчиненных доктрине Эйзенхауэра, в его распоряжении была целая «империя», куда входили и американские агенты, и преданные ему агенты английской секретной службы (Secret Intelligence Service), а также представители разведок ряда реакционных арабских режимов.

Вмешательство США в выборы 1957 г. было действительно вопиющим. Американский посол Дональд Хит лично просматривал списки кандидатов в депутаты парламента и вычеркивал из них фамилии не устраивавших его политиков. Шамун был избран президентом страны. За свою должность он заплатил разрывом с ведущими политическими лидерами Ливана, представлявшими на общественном уровне суннитов, шиитов и друзов, а на региональном – Триполи, Горный и Южный Ливан. Это свело на нет его попытки создать сильное центральное правительство. Добившись поражения таких лидеров, как Салям и Джумблат, он уничтожил дух компромисса, тот баланс сил, без которого Ливан не мог выжить.[6]

События у соседей и начало гражданских столкновений

1 февраля 1958 года Сирия и Египет, ведомые панарабистскими идеями, объединились, образовав ОАР (Объединенная Арабская Республика). Соединенные Штаты изначально опасались, что новое государство станет доминирующим на Ближнем Востоке, но признали его 25 февраля, решив, что ОАР может быть полезна для препятствия распространению коммунизма и сдерживания харизматичного египетского лидера Абделя Насера. Напряженность в Ливане стала расти в начале 1958 года. Хотя срок полномочий Шамуна истекал 24 сентября 1958 года, он намеревался снова баллотироваться на пост президента и просил американской поддержки, поскольку конституция Ливана такого не допускала.[7]

К маю 1958 г. в Ливане сформировались два противоборствующих лагеря, которые располагали всем необходимым для начала вооруженной борьбы. Повод не заставил себя ждать. В дом Сами ас-Сульха, преданного Шамуну, была брошена бомба. Ответным шагом стало убийство издателя и владельца антишамунской газеты «Телеграф» Насиба аль-Матни. Это и послужило поводом к началу гражданской войны в Ливане.[8] После инцидентов интенсивные протесты прошли в Бейруте и Триполи, где в том числе были разгромлены библиотеки Информационного агентства США (USIA). В начале мая Шамун обратился с просьбой об американском военном вмешательстве против угрозы его власти. Реакция мирового жандарма была предсказуема: «За всем этим, – писал Эйзенхауэр, – стояло наше глубокое убеждение в том, что коммунисты были ответственными за беспорядки и что президент Шамун был движим исключительно сильным чувством патриотизма».[9]

В США первоначально разгорелась острая дискуссия о том, стоит ли вводить войска в Ливан. Но кровавый переворот, свергнувший иракскую монархию 14 июля 1958 года, определил решение Вашингтона отправить своих солдат в Ливан, чтобы сохранить влияние в регионе. 15 июля 1958 года морские пехотинцы высадились в Бейруте, и боевые действия в стране прекратились.

Саму высадку любопытно описывает автор книги «Бейрут, 1958» Брюс Ридель. Ветеран ЦРУ, он служил на Ближнем Востоке и в Европе и был старшим советником по Южной Азии и Ближнему Востоку у четырех президентов США. «Примечательно, что пляж, который морские пехотинцы готовились штурмовать, не кишел вражескими бойцами. Берег был заполнен не пулеметными гнездами, артиллерийскими батареями или колючей проволокой, а иностранными туристами, резвящимися в прибое, и местными жителями, греющимися в лучах полуденного солнца… армия ливанских торговцев бросилась вперед с тележками, чтобы продавать сигареты, прохладительные напитки и бутерброды вновь прибывшим американцам. За ними по пятам шли десятки местных подростков, стремившихся помочь морским пехотинцам настроить оборудование, в то время как другие стояли и таращились на абсурдную сцену, разыгравшуюся перед ними».[10]

31 июля 1958 года в Ливане прошли президентские выборы. 23 сентября 1958 года, в последний день своего мандата, президент Шамун передал бразды правления новому президенту Фуаду Шехабу – этот выбор соответствовал желанию Соединенных Штатов и получил одобрение Каира.[11] Конфликт между религиозными общинами временно был стабилизирован. В октябре 1958 года американские солдаты покинули страну, в которой уже стали расти агрессивные настроения против интервентов.

Несмотря на внешний успех операции, американские военные исследователи пришли к выводу, что «дать сбалансированную оценку поведению США во время ливанского кризиса тяжело из-за подозрений в том, что итог конфликта мог быть таким же в случае отсутствия действий со стороны США. Даже Эйзенхауэр выразил некоторые сомнения по этому поводу».[12]

Гражданская война в Ливане, завершившаяся к концу 1958 г., унесла жизни 3 тысяч человек, ударила по экономике страны и выявила зыбкость позиций ливанских лидеров, особенно среди маронитов. Роль Соединенных Штатов в событиях в Ливане трудно преуменьшить. Вашингтон принял живейшее участие в решении уже самых первых проблем, возникших у президента Камиля Шамуна. США предоставили Ливану помощь по «доктрине Эйзенхауэра», таким образом ливанское правительство «было награждено американским оружием и деньгами, но за это столкнулось с возрастающим протестом и осуждением в обществе. Американская помощь явилась последней возможностью для Шамуна остаться президентом страны, находившейся уже в состоянии брожения, и именно она подтолкнула дремлющие дотоле силы к открытому вооруженному восстанию, которое погрузило Ливан в анархию, начавшуюся в мае 1958 г.».

Д. Стюарт, журналист и новеллист, писал, что, с его точки зрения, революция против Шамуна была первой «длительной», народной, демократической революцией в арабском мире, а американская интервенция – верхом глупости, идентифицировав Запад с реакцией и представив христиан «антиарабами». В конечном счете интервенция не стабилизировала, а лишь законсервировала ситуацию,[13] что подтверждает дальнейшая трагическая история Ливана, столкнувшегося впоследствии еще не с одной войной, в том числе с ожесточенной гражданской войной 1975-1990 годов. И хотя у дальнейших событий в Ливане есть много своих внутренних причин, одной из важных составляющих хрупкого фундамента социально-политического равновесия к концу 1950-х стала непродуманная политика США по отношению к Ливану.

 

[1] [Электронный ресурс] https://www.lesclesdumoyenorient.com/Le-mandat-du-president-Camille-Chamoun-1952-1958-Le-Liban-dans-la-tourmente-des.html

[2] [Электронный ресурс] https://www.globalsecurity.org/military/ops/amphibious-history.htm

[3] [Электронный ресурс] https://topwar.ru/112116-kak-nachalas-livanskaya-voyna-1982-goda.html?ysclid=l6cl21kzbb721648529

[4] [Электронный ресурс] https://www.lesclesdumoyenorient.com/Le-mandat-du-president-Camille-Chamoun-1952-1958-Le-Liban-dans-la-tourmente-des-808.html

[5] [Электронный ресурс] https://www.invissin.ru/upload/books/Убийство демократии,%20Уильям%20Блум.pdf. С 143-144

[6] [Электронный ресурс] https://zavtra.ru/books/doktrina_ejzenhauera_i_interventciya_v_livan_1958_godu

[7] Little, Douglas (1996). «His Finest Hour? Eisenhower, Lebanon, and the 1958 Middle East Crisis». Diplomatic History. С. 37.

[8] [Электронный ресурс] https://zavtra.ru/books/doktrina_ejzenhauera_i_interventciya_v_livan_1958_godu

[9] [Электронный ресурс] https://www.invissin.ru/upload/books/Убийство демократии,%20Уильям%20Блум.pdf. С 144.

[10] [Электронный ресурс] https://militaryhistorynow.com/2019/10/14/lebanon-1958-americas-forgotten-first-military-adventure-in-the-middle-east/

[11] [Электронный ресурс] https://www.lesclesdumoyenorient.com/Le-mandat-du-president-Camille-Chamoun-1952-1958-Le-Liban-dans-la-tourmente-des-808.html

[12] [Электронный ресурс] https://www.invissin.ru/upload/books/Убийство демократии,%20Уильям%20Блум.pdf. С 148.

[13] [Электронный ресурс] https://zavtra.ru/books/doktrina_ejzenhauera_i_interventciya_v_livan_1958_godu