К началу

МУЗЕЙ НАТО

1965
Назад в список
war
rocket

Индонезийская резня: полмиллиона жизней богу демократии 1965

Военный переворот при поддержке НАТО спровоцировал массовые убийства коммунистов в Индонезии

История

История продвижения интересов НАТО в Азиатско-Тихоокеанском регионе после 1950 г. – это войны и политические коллизии. Борьба за влияние в Индонезии во времена президента Сукарно стала в этой истории одним из самых драматичных эпизодов. В попытках сместить с поста президента непокорного Сукарно США и Великобритания поддержали не только военный переворот, но и истребление членов Коммунистической партии Индонезии. В ходе массовых чисток были убиты примерно полмиллиона человек, то есть больше, чем в любой другой момент в индонезийской истории. На 30 лет в стране установился военно-авторитарный и явно проамериканский режим, а аресты и тюремное заключение для недовольных стали нормой.

Первый президент Индонезии

Прогрессивному индонезийскому националисту Ахмеду Сукарно в середине прошлого века удалось объединить освободительное движение против Нидерландов, колонией которых до 1942 г. являлась Индонезия («Нидерландская Ост-Индия»). Во время Второй мировой войны в начале 1942 г. японские войска заняли территорию Индонезии, нанесли поражение голландцам и англичанам. Сукарно сотрудничал с оккупационными властями, и накануне поражения Японии (6 августа 1945 г.) император «даровал» Индонезии независимость. Сукарно и его соратники провозгласили свою Декларацию независимости 17 августа 1945 г., а на следующий день Сукарно был провозглашен президентом страны.

Конституция наделяла первого президента неограниченной законодательной и исполнительной властью. Один из первых его указов предписывал всем гражданам приветствовать друг друга словом «мердека» (свобода) и поднятием руки, пять пальцев которой символизировали провозглашенные Сукарно пять принципов политики нового государства («панча шила») – индонезийский национализм, гуманизм, демократия, социальное благосостояние и вера. Тем временем с помощью Великобритании голландцы пытались восстановить колониальное правление в Индонезии. В течение трёх лет шла борьба между индонезийцами и голландскими войсками. В декабре 1948 г. голландцы провели операцию «Ворона» («Kraai»): подвергли бомбардировке аэропорт Джокьякарты, захватили город, взяли в плен Сукарно, вице-президента М. Хатту и премьер-министра С. Шарира.[1] Сукарно вернулся из плена после того, как при посредничестве США и ООН Голландия согласилась на прекращение боевых действий в Индонезии.

23 августа 1949 г. в Гааге по итогам международной конференции было принято решение о передаче суверенитета над индонезийской территорией Республике Соединенные Штаты Индонезии (РСШИ), в которую в качестве штатов вошли Республика Индонезия и созданные голландцами марионеточные государства (султанаты). Президентом республики был объявлен Сукарно. Западная часть острова Новая Гвинея оставалась в руках голландцев. В итоге 17 августа 1950 г. была наконец провозглашена независимая унитарная Республика Индонезия во главе с Сукарно.

Внутриполитическая жизнь молодого государство отличалась нестабильностью: в 1950-е гг. сменилось более 10 кабинетов министров, а за представительство в парламент боролись 28 партий, среди которых коммунисты были едва ли не крупнейшей силой (около 300 тыс. членов партии и 6 млн голосов избирателей в 1956 г.).[2]  Во внешней политике Сукарно стремился к независимости Индонезии от военно-политических блоков начального этапа «холодной войны»: Индонезия не стала вступать в подконтрольный США блок СЕАТО. Напротив, она стала инициатором проведения на своей территории конференции по созданию «Движения неприсоединения», которое объединило бы страны «третьего мира». При этом новое движение поддержал СССР, а США осудили как неуместный «нейтрализм».

Опасный нейтрализм

В сентябре 1957 г. межведомственный особый комитет по Индонезии докладывал в Совет национальной безопасности свои соображения. «Победа коммунистов на острове Ява или в целом установление контроля над центральным правительством [Индонезии] ослабит некоммунистические силы в Юго-Восточной Азии… в дальнейшем тяжелые военные последствия может иметь угроза от баз на Яве в отношении Малайи, Сингапура, Британского Борнео, Филиппин, Новой Гвинеи и Австралии».<>  Если коммунисты получат контроль над Индонезией, они отсекут Австралию и Новую Зеландию от Юго-Восточной Азии, смогут разорвать или затруднить использование морских и воздушных коммуникаций между Индийским и Тихим океаном. Более того, коммунисты сами смогут использовать землю Индонезии и такие ее ресурсы, как каучук и олово, а в случае экономической войны эти ресурсы станут недоступны для свободного мира».[3]

Американские военные ставили проблему еще проще и были готовы исполнить любые решения. В декабре 1957 г. командующий Тихоокеанским флотом адмирал Ф. Стамп в телеграмме начальнику штаба ВМФ А. Бэрку откровенно писал: «США предпримут все меры, чтобы не допустить установления коммунистического правительства в Индонезии и свергнуть такое правительство, если оно временно придет к власти».[4]

Индонезия стала раздражать даже Португалию, поскольку в 1959 г. поддержала неудачное восстание населения восточной части острова Тимор против своих колониальных хозяев. Таким образом, «неприсоединение» Индонезии к военным блокам на самом деле скрывало в себе, как считали в Лондоне и Вашингтоне, непредсказуемый внешнеполитический курс и опасность сближения с главными противниками НАТО – СССР и «социалистическим лагерем».

Действительно, правительство Сукарно заключило договоры о сотрудничестве с рядом «социалистических» стран – ДРВ (Северный Вьетнам), КНДР и КНР. Сукарно демонстрировал все более враждебное отношение к странам Запада, одновременно развивая военное сотрудничество с СССР. В 1956 г. Президиум Верховного Совета СССР учредил Международную Ленинскую премию «За укрепление мира между народами». В январе 1960 г. советский лидер Никита Хрущев посетил Индонезию, а Сукарно стал лауреатом этой Ленинской премии мира и кавалером ордена Ленина.[5] Через год ближайший соратник Сукарно генерал Абдул Харис Насутион посетил Москву, и Индонезия получила еще 400 млн долл. военных кредитов.

Советский Союз же поставил Индонезии крейсер (типа «Свердлов» по западной классификации) водоизмещением в 16.5 тыс. тонн, 12 подлодок, около сотни истребителей (в т.ч. и сверхзвуковые МИГ-21), 25 бомбардировщиков Ту-16.[6] Усиливаясь такими темпами, Индонезия могла вскоре превратиться в довольно мощную по азиатским меркам страну, претендующую на роль регионального гегемона. Такое развитие событий по понятным причинам абсолютно не устраивало Вашингтон.

Направляемая демократия Сукарно

В течение 1950-х гг. экономика Индонезии эволюционировала неровными темпами. Использования конфискованной собственности голландских компаний было недостаточно для устойчивого развития. Сукарно обратился за экономической помощью к США и с 1956 г. – к СССР. Ко всему прочему Индонезия взяла еще около 2 млрд долл. международных кредитов, но с 1961 г. начались проблемы с выплатой процентов по ним. В 1957 г. президент Сукарно обнародовал свою программу укрепления государственной системы и сплочения народа. Им была предложена концепция «направляемой демократии», которая предусматривала ослабление влияния политических партий, ограничение власти парламента и дальнейшее усиление власти главы государства. Кабинет министров возглавил сам президент.

9 июля 1959 г. Сукарно сформировал новое правительство, но оппозиция все отчетливее выражала недовольство авторитарным курсом президента и нарушением законодательных процедур. В феврале 1960 г. она заблокировала принятие в парламенте проекта бюджета, предложенного правительством. В ответ Сукарно распустил парламент. Его заменил «Совет народных представителей», в котором все решения предполагалось принимать единодушным одобрением, а не голосованием, что исключало какую-либо оппозицию. С 1960 г. Сукарно предложил в качестве основополагающего принципа политики государства, мягко говоря, противоречивое сочетание «Насаком» («Nasakom» – национальная идея, религия и коммунизм). Последствия попыток применения на практике этого комплекса из взаимоисключающих элементов не заставили себя ждать.

Внутренняя политика Сукарно по-прежнему отличалась противоречивостью, в ней сочетались и симпатии к социалистическим идеям, и жесткий национализм.  Например, с 1959 г. начались гонения на этнических китайцев: если они не были гражданами страны, им запрещалось владеть землей и заниматься сельским хозяйством. Сотни тысяч китайцев были принудительно переселены в города, и около 100 тыс. человек вынуждены были бежать в КНР, 17 тыс. – на Тайвань.

1960-е годы стали для Индонезии временем серьезных потрясений. Внешнеполитический курс был исполнен противоречий и колебаний. Например, в апреле 1961 г. изворотливый Сукарно посетил Вашингтон и обещал президенту Кеннеди, что в случае усиления помощи со стороны США он выступит противником коммунизма в своей стране.[7] Твердого положительного ответа Сукарно не получил: в Вашингтоне ему не доверяли.

Международный авантюризм

Между тем на международной арене действия Сукарно опирались на целый ряд ошибочных решений, которые окончательно рассорили Индонезию со странами Запада, но при этом не сделали ни СССР, ни КНР защитниками страны от внешних угроз. Сукарно явно переоценил свои возможности по лавированию между политическими силами внутри страны. Вооруженные силы Индонезии в это время уже насчитывали свыше 350 тыс. чел., верхушка военных становилась все более серьезной политической силой. В то же время, как отмечали обозреватели «Нью-Йорк Таймс», «в поисках внутренней поддержки своего международного авантюризма» Сукарно все более сближался с большой и хорошо организованной коммунистической партией (Partai Komunis Indonesia, PKI).[8]

Рост влияния коммунистов вызывал серьёзное беспокойство у религиозно-политических объединений и в среде высших военных. Индонезийская компартия стала в те годы одной из крупнейших в мире (300 тыс. активистов при членстве в партии в почти 2 млн человек из населения всей страны в 110 млн).

В начале 1960-х годов Сукарно активизировал усилия, чтобы «вернуть» Индонезии западную часть острова Новая Гвинея (Ириан-Джая). 21 июля на заседании Высшего Совета (на котором присутствовали генерал Насутион и лидер коммунистов Дипа Айдит) было решено пойти на намеренное обострение отношений и даже вооруженный конфликт с Нидерландами («Konfrontasi»). В свой День независимости 17 августа 1960 г. Индонезия объявила о разрыве дипломатических отношений с королевством. Индонезийские отряды стали проникать на остров, пытались захватить отдельные районы. Начались боевые действия против голландских колониальных войск. В январе 1962 г. произошло и первое морское сражение: столкновение индонезийских катеров с двумя голландскими боевыми кораблями. США в это время решили «осадить» своего натовского союзника Нидерланды, рассчитывая, что компромисс в пользу Индонезии поможет им «найти ключ» к Сукарно.

В конечном счете благодаря содействию ООН вопрос решился в пользу Индонезии. В 1962 г. было подписано индонезийско-голландское соглашение, по которому «Нидерландская Новая Гвинея» сначала перешла под управление Временной исполнительной администрации ООН, а с 1 мая 1963 г. была передана Республике Индонезия. В знак заслуг Сукарно в борьбе за присоединение западной части Новой Гвинеи ВНКК («Народный консультативный конгресс») 18 мая 1963 г. провозгласил его пожизненным президентом страны и присвоил титул «великий вождь революции».

«Konfrontasi» по Малайзии

В начале 1960-х гг. Сукарно пытался вмешаться также в процесс «переформатирования» Малайзии, которая имела общую границу с Индонезией и тогда включала бывшие британские колонии Малайя, Саравак, Бруней и Сабах в северной части острова Калимантан (Борнео) и Сингапур. Там речь шла о создании новой федерации и разграничении территорий с султанатом Бруней. Возникла еще одна «Konfrontasi»: Сукарно организовал кампанию по «сокрушению Малайзии». По распоряжению президента все официальные связи с Малайзией были прерваны, а на торговлю и транспортное сообщение с этой страной был наложен полный запрет. Эти шаги и угроза военного столкновения с Малайзией затрагивали интересы США и Великобритании. Последняя, хотя и признала независимость «Федерации Малайя» (1957), все же стремилась удержать свое влияние в регионе и в бывшей колонии. Особенно это касалось сохранения военного присутствия, в частности, в Сингапуре (до 1965 г. – часть Малайзии) – ключевом стратегическом пункте, который позволяет контролировать основные проходы из Индийского океана в Тихий.

В процессе «переформатирования» Малайзии Великобритания стремилась играть ключевую роль. В начале 1963 г. Лондон подписал соглашение с Брунеем о гарантиях обеспечения безопасности султаната и согласованной внешней политике. Летом 1963 г. в Лондоне было достигнуто окончательное соглашение о создании обновленной Малайзии, что привело Сукарно в ярость. Малайзия между тем отозвала послов из Индонезии и Филиппин, призвала на помощь британские войска для отражения рейдов индонезийцев на территории Саравака и Сабаха (теперь однозначно малайской территории). Посольство Индонезии в столице Малайзии г. Куала-Лумпур подверглось нападению, а организованная с согласия Сукарно демонстрация коммунистов в Джакарте закончилась поджогом посольства Великобритании и 48 зданий, принадлежавших британцам. Правительство национализировало еще и собственность подданных британской короны на 400 млн долл. В 1963 г. США ответили на это прекращением военной (сентябрь) и экономической (декабрь) помощи Индонезии. В свою очередь в марте 1964 г.  Сукарно на публичном митинге, обращаясь к присутствовавшему американскому послу, сказал: «Ну и к чертям вашу помощь! Мы никогда не рухнем».

Рейды индонезийских отрядов на территорию Малайзии продолжались, а делегация компартии во главе с Айдитом в сентябре 1963 г. отправилась с визитами в СССР, Китай, КНДР, на Кубу и в Восточную Германию (ГДР). Для лидеров НАТО – США и Великобритании – это выглядело все более удручающим и опасным. Для пресечения вооруженных вылазок индонезийцев на территории Малайзии (включавших даже неудачные высадки парашютистов в районе Сингапура в 1964 г.) привлекли еще одного верного союзника НАТО в тихоокеанском регионе – Австралию.

Обстановка, созданная военными авантюрами Сукарно, накалялась. 17 сентября СБ ООН голосовал по резолюции, осуждавшей действия Индонезии («вето» наложил СССР). Внутри страны оживилось движение против союза Сукарно и коммунистов. Группа умеренно-консервативных националистов (Badan Pendukung Sukarnoisme), во главе которой стоял Адам Малик, пыталась объединить все силы, противостоящие превращению Индонезии в «социалистическое» государство. В декабре 1964 г. движение Малика было запрещено президентом Сукарно – он назвал его очередным «заговором ЦРУ».

ЦРУ в Индонезии: дискредитирующее порно и поставки оружия

Большой новостью попытки ЦРУ оттеснить от власти неугодного президента не были. Обеспокоенность США деятельностью и внешнеполитическим курсом Сукарно проявилась еще в 1950-е гг. Сначала против непокорного генерала применялись традиционные методы «расшатывания» его режима изнутри. США способствовали разжиганию исламского радикального фундаментализма (мусульманские экстремисты «Машуми», откровенные террористы из «Джемаат Исламия») и сепаратизма в отдельных регионах страны. В Вашингтоне с одобрением смотрели на попытки (неудачные) военных переворотов (полковник Симболон, подполковник Хуссейн, полковник Лубис). С 1957 г. структуры ЦРУ поставляли оружие некоторым группам «региональных» мятежников. ЦРУ также пытались дискредитировать Сукарно, иногда даже довольно оригинальным способом: в США снимались порнофильмы с участием «двойника» генерала (актер в специально сделанной маске). Правда, до распространения этой продукции дело не дошло.[9]

Весной 1958 г. США силами авиации ЦРУ открыто поддержали очередной мятеж, который на этот раз возглавил завербованный американцами бывший военный атташе Индонезии в Вашингтоне А. Кавидарунга. Налеты находившейся в распоряжении ЦРУ авиации в поддержку мятежа привели к гибели более 700 человек, но не смогли повлиять на общую ситуацию в стране. Режим Сукарно устоял, мятеж был подавлен.

После пленения сбитого американского пилота Аллена Поупа (Allen L. Pope)[10] появились и доказательства прямого участия США в попытках свергнуть Сукарно. ЦРУ на этом этапе пришлось свернуть военную операцию, но продолжалась работа с военными, интеллигенцией, студенчеством и всеми, кто был недоволен Сукарно. В первой половине 1960-х гг. путем привлечения сотен индонезийских офицеров на военное обучение в Америку ЦРУ и Пентагон создали широкую сеть контактов среди военных кругов Индонезии и могли оказывать существенное влияние на их настроения.

Предпосылки к «удачному» перевороту

На рубеже 1964-65 гг. на фоне обострения внутренних проблем и широкого международного осуждения авантюр Сукарно у Вашингтона появилась надежда на свержение генерала силами всех, кто боялся прихода к реальной власти индонезийских коммунистов. В 1965 г. все проблемы Индонезии только усугубились. В связи с избранием Малайзии временным членом СБ ООН Сукарно объявил (январь 1965 г.) о выходе Индонезии из ООН. Одновременно начался новый этап сближения Индонезии с КНР. Пекин передал в распоряжение правительства Сукарно все свои экономические активы в Индонезии и предложил поставки 100 тыс. единиц стрелкового оружия. Все это до крайности обеспокоило Вашингтон. Сукарно с его непредсказуемой внешней политикой казался силой, которая намеренно разрушает стабильность в «дальней» Юго-Восточной Азии.

В условиях нарастающего конфликта во Вьетнаме с прямым участием США это приобретало приоритетную актуальность. Вашингтон и Лондон решили объединить усилия по сплочению всех сил внутри страны, способных противостоять президенту и коммунистам. Для начала в январе президент Джонсон и британский премьер Вильсон договорились не принимать Сукарно с государственными визитами, ожидая, что скоро к власти придут военные.[11] Дипломатические отношения предлагалось подвергнуть «глубокой заморозке»[12] и заняться созданием условий для свержения Сукарно.

Немедленно включили механизм проведения тайных операций. Этим занимался особый «комитет 303»: в его меморандуме в феврале 1965 г. были четко поставлены цели использования «серой и черной пропаганды» для того, чтобы «представить ПКИ как противника Сукарно и законного национализма, с растущими амбициями и опасного, являющегося инструментом китайского нео-империализма».[13]

На руку и США, и противникам Сукарно внутри страны сыграло то, что в 1964 г. Индонезия вошла в низшую фазу тяжелого экономического кризиса. Национализация голландской собственности, а затем изгнание из страны голландцев и китайцев в общем итоге привели к дезорганизации транспортной системы и торговли, оттоку капиталов и нарушению внешнеэкономических связей. Экономический рост прекратился на рубеже 1960-х гг., появились трудности со снабжением населения продовольствием и товарами первой необходимости. В 1958-64 гг. цены на предметы первой необходимости выросли в 20 раз, а фактическая зарплата рабочих и служащих была «заморожена» государством.

Привлечение армии к управлению государственным сектором экономики только способствовало распространению коррупции. На содержание чиновников и военных уходило две трети всех государственных расходов, а на нужды экономического развития тратилось заметно меньше. Денежная единица – рупия –испытала галопирующую инфляцию. Как верно отмечал видный российский востоковед М.Ф. Юрьев, экономические эксперименты Сукарно на фоне военных авантюр приводили к «напрасному расходу больших средств» и в итоге к «ухудшению экономического положения страны, срыву программ развития, разбазариванию иностранных кредитов».[14] К тому же в это время особое влияние на президента приобрёл его заместитель в правительстве, министр иностранных дел и руководитель спецслужб страны Субандрио, бывший самым горячим  сторонником тесного союза с маоистами в КНР. Недовольство политикой Сукарно привело к нарастанию внутриполитической напряжённости и противостояния различных политических сил в Индонезии, которое закончилось государственным переворотом.

Поддержка президентства Сукарно и его концепции «направляемой демократии» зависела от реализации принципа «Насаком» – недостижимого единства и согласия между вооружёнными силами, религиозными группами и коммунистической партией (ПКИ). В середине 1960-х этот принцип окончательно доказал свою неэффективность. Сам Сукарно по-прежнему лавировал между политическими течениями, перекраивал состав правительства, но конфликт между исламистами, компартией и военными становился неизбежным. Решающие события во внутриполитической жизни принес именно 1965 год.

В январе по обвинению в организации альтернативного «правительства в изгнании» были арестованы деятели «Социалистического фронта», а затем была запрещена партия «Murba» (А. Малик и Ч. Салех) и закрыты газеты, которые до того выступали с критикой коммунистов. Близкий президенту генерал Ахмад Яни предложил организовать и армию по принципу «Насаком», чем вызвал еще большее недовольство других высших военных. 24 апреля Сукарно принял решение о национализации всех предприятий, которые были в собственности иностранцев, а летом разорвал все отношения страны с важными международными институтами – Всемирным банком и Международным валютным фондом, даже с Интерполом.

В критическую фазу события вошли в сентябре 1965 г. На фоне резко ухудшившейся экономической обстановки (с инфляцией в 200% в месяц) 22 сентября армия взяла на себя функции распределения продовольствия среди населения столицы страны Джакарты. Прозвучали резкие антиправительственные лозунги и обвинения коммунистов в нараставших трудностях. Началась консолидация молодежного (преимущественно студенческого) движения против компартии. Студенты решили объединяться в боевые отряды – наподобие тех, что уже имела ПКИ. А в это время коммунисты устами министра сельского хозяйства обвинили во всех неурядицах «подрывные элементы, которые надо бы расстрелять». Молодежные организации компартии тоже проводили демонстрации с требованиями обуздания инфляции.

«Контрпереворот»

Видимо, в ожидании возможного смещения Сукарно в результате заговора консервативных военных и ориентированных на Запад деятелей левые силы из президентского окружения составили план, который можно условно назвать «контрпереворот». Он был направлен на устранение ряда высших должностных лиц в составе вооруженных сил. Основной костяк заговорщиков составляли недовольные коррупцией офицеры из состава частей стратегического резерва армии и полка президентской охраны во главе с подполковником Унтунгом. В ночь с 30 сентября на 1 октября 1965 г. подразделения мятежников заняли основные кварталы столицы. При этом были схвачены и убиты шесть высокопоставленных генералов, включая главкома сухопутных сил Ахмада Яни. Генерал Насутион смог убежать, но при захвате его дома погибла дочь Ирма. Восставшие заявили о роспуске правительства и переходе всей власти в руки «Революционного совета», но больше не предприняли никаких попыток закрепить своё положение. Утром 1 октября они объявили, что «Движение 30 сентября» (Gerakan 30 September, или G30S) выступает в поддержку власти президента Сукарно, против коррупции, а также против США и ЦРУ (!). Газета коммунистов «Harian Rakyat» выступила в поддержку переворота. Можно было ожидать, что сторонники этой многочисленной партии близки к захвату власти.

Сухарто вместо Сукарно: ликвидировать коммунистов как класс  

В этих условиях приказ президента Сукарно восстановить порядок в столице и в стране получил командующий стратегическим резервом армии генерал Мухаммед Сухарто. Ему было поручено сформировать «Оперативное командование по восстановлению безопасности и порядка». Пользуясь возникшим хаосом, Сухарто сумел собрать верные ему части, и в течение нескольких дней восстание «левых» военных было подавлено. Несмотря на отсутствие каких-либо прямых доказательств, в случившемся он обвинил компартию и «Gestapu» («Gerakan September Tigapuluh», «Движение 30 сентября»). Коммунисты и другие левые оказались в растерянности, а подчиненные Сухарто армейские части – единственной силой, способной не только удержать порядок в стране, но и воспользоваться моментом для уничтожения главного политического противника.

Начались массовые преследования коммунистов и всех, кто был заподозрен в симпатиях к ним. На похоронах дочери генерала Насутиона начальник штаба ВМФ адмирал Э. Мартидината обратился к мусульманским лидерам с призывом начать борьбу против коммунистов. Те ответили объявлением «священной войны» против ПКИ и всех связанных с ней общественных организаций. В первые дни октября были подожжены дома вождей компартии Д. Айдита, М. Люкмана и др. Крупнейшая мусульманская организация «Нахдатул Улама» (NU) выступила с идеей полного запрета деятельности компартии. 8 октября в Джакарте свыше 100 тыс. человек вышли на митинг против ПКИ и затем сожгли здание ее штаб-квартиры. По всей стране прокатились митинги против коммунистов, а новые военные власти все это открыто приветствовали. Между тем 15 октября Сухарто стал главнокомандующим вооруженных сил страны. Репрессии стали ключевым моментом перехода к «Новому порядку» группировки Насутиона-Сухарто.

Отряды молодежного крыла «Нахдатул Улама» – («Ansor» и «Muhammadiyah») повсеместно стали организовывать стычки, буквально уличные сражения с членами компартии и сочувствовавшими им. Уже 18 октября в столкновениях с «Ансор» погибли более сотни коммунистов. В октябре такие акты политического насилия охватили всю страну. 18 октября по радио был передан указ о запрете деятельности ПКИ и связанных с нею общественных организаций, включая молодежные и профсоюзные. В течение осени-зимы 1965 г. компартия была уничтожена как политическая сила. В результате этой чистки все лица, являвшиеся членами ПКИ либо подозреваемые в сочувствии коммунистам, были изгнаны из вооруженных сил и с государственной службы, лишены политических прав, а сама компартия в марте 1966 г. запрещена особым законом.

В расправе над действительными и предполагаемыми коммунистами участвовали десятки тысяч людей. Армейские лидеры организовывали антикоммунистические демонстрации в Джакарте и других городах, равно как и в сельских районах, на острове Бали и др. Были сформированы и вооружены специальные антикоммунистические молодёжные группы, в том числе и «Союз студенческого действия» (KAMI, Kesatuan Aksi Mahasiswa Indonesia). По мере укрепления власти Сухарто продолжались аресты членов ПКИ, за которыми обычно следовали немедленные казни. Председатель ПКИ Дипа Айдит бежал в центральную часть острова Ява, однако был пойман и расстрелян 22 ноября. Другие лидеры ПКИ (Ньото и Люкман) в ноябре 1965 г. также были схвачены и расстреляны. Так как членство в ПКИ не было секретным, большинство коммунистов были легко опознаны и найдены в пределах их места жительства. В некоторых областях Индонезии после переворота уничтожались также и этнические китайцы (тоже под предлогом связи ПКИ с Китаем). На островах с преобладающим христианским населением христианское духовенство и учителя также пострадали от рук исламистской молодёжи. Хотя периодические и изолированные вспышки погромов продолжались вплоть до 1969 г., основные убийства в ходе «чистки» закончились к марту 1966 г.

Сукарно в эти дни еще не до конца осознал, что станет с его властью после переворота и уничтожения коммунистов. Он формально одобрил деятельность Сухарто и военных, а по поводу повсеместной «священной войны» против компартии просил разъяренных исламистов разве что хоронить убитых ими людей с соблюдением обычных ритуалов.

Осознание того, что его эпоха закончилась, пришло к Сукарно, видимо, только тогда, когда он оказался под домашним арестом. 18 декабря новые правители Индонезии генералы Сухарто и Насутион сказали ему, что будут исполнять только такие приказы президента, которые согласуются с их «миссией по защите национальной безопасности». На практике это означало, что они теперь вольны трактовать указания Сукарно по своему усмотрению, а то и вовсе не обращать на них внимания. США и союзники по НАТО, как видно из сообщения о разговоре М. Грина с послом ФРГ еще 12 октября, были прекрасно осведомлены о намерениях военных окончательно отодвинуть президента от руля власти и, безусловно, поощряли генерала Сухарто именно к этому.[15]

Масштабы трагедии

За полвека после массовых расправ было предпринято свыше сорока оценок количества убитых. Ещё до того, как убийства закончились, армия опубликовала свои цифры – 78,5 тыс. погибших, а коммунисты оценили количество убитых в 2 миллиона человек. В 1966 г. исследователь Б. Андерсон (Benedict Anderson) оценил количество убитых в 200 тыс. чел, а в публикациях 1985 г. и позднее утверждал, что количество погибших близко к 1 млн человек.[16] Даже «Нью-Йорк Таймс» признавала, что в ходе расправ над компартией погибли от 300 до 400 тыс. человек.[17] Проводивший расследования незаконных акций ЦРУ и Пентагона в разных странах У. Блум озаглавил свое описание событий в Индонезии так: «Ликвидация президента Сукарно… и еще 500 тысяч человек».[18]

Большинство исследователей сегодня согласны, что тогда действительно были убиты примерно полмиллиона человек, то есть больше, чем в любой другой момент в индонезийской истории. Аресты и тюремное заключение для недовольных стали политикой нового режима на много лет после этой главной антикоммунистической «чистки» в Индонезии. В 1977 г. организация «Международная амнистия» предположила, что всего около 1 млн (только членов ПКИ или подозреваемых в причастности к компартии) были подвергнуты аресту. Мало того, после военных судов над теми, кто попал в тюрьму осенью 1965 г., аресты и репрессии продолжались в течение еще 10 лет «Нового порядка» Сухарто: по подозрению в симпатиях к коммунизму «до 1,5 млн человек находились в заключении на том или ином этапе».[19]

Вашингтон и Лондон: инициаторы, пособники и бенефициары

Споры о причастности США к перевороту и последовавшим чисткам продолжаются до сих пор. Считается, что накануне установления военного режима Сухарто посольство США в Джакарте снабдило индонезийских военных списком из пяти тысяч предполагаемых коммунистов.[20] Более того, рассекреченные позднее (в 1999 и 2005 гг.) документы и ставшие известными слова участников событий свидетельствуют о том,  что заместитель госсекретаря Уильям Банди одобрял действия посла США Маршалла Грина. Одобрение имели и сотрудники «станции» ЦРУ (Дж. Тоувар) в Индонезии, передавшие 50 млн рупий (около 10 тыс. долл.) группе Адама Малика – активным участникам уличных расправ с коммунистами.[21] Уже в самом начале бурных событий ставка была сделана на генералов  Сухарто и Насутиона, которым обещали «всю помощь, какую сможем» при условии, что роль США «не будет на поверхности».[22]

Б. Симпсон (Bradley Simpson), директор отдела по документации Индонезии и Восточного Тимора в проекте «National Security Archive» говорит прямо: «Вашингтон сделал все, что было в его силах, чтобы поощрить и облегчить ведомую армией резню предполагаемых коммунистов, и американские официальные лица были обеспокоены только тем, чтобы убийства безоружных дошли до такой черты, после которой Сукарно не сможет вернуть власть и расстроить планы администрации Джонсона насчет Индонезии».

Историк из Калифорнийского университета Дж. Робинсон (Geoffrey B. Robinson) считает, что без поддержки США и ведущих стран Запада индонезийские военные и вовсе не смогли бы осуществить свою «программу» массовых убийств коммунистов.

Сегодня в официальных комментариях к дипломатическим документам США о предварительных усилиях посольства и ЦРУ по составлению списков на убийства коммунистов для индонезийских военных указано, что это спорный вопрос, якобы никаких доказательств нет. В то же время указывается, что в телеграммах из посольства США речь часто идет об уже казненных коммунистах. Но тогда это вполне можно рассматривать как своеобразный «отчет о проделанной работе». Вот примеры. 29 октября посольство сообщало о том, что в области Аче (в северной части острова Суматра) головы убитых коммунистов надеты на колья, стоящие вдоль дорог, а обезглавленные трупы сбрасываются в реки. 13 ноября посольство передавало со ссылкой на местную полицию, что «каждую ночь в центральной и восточной частях острова Ява казнят от 50 до 100 членов ПКИ с полного благословения военных властей», а также о том, что в районе Кедири с 4 по 9 ноября были убиты 3,5 тыс. коммунистов. [23] Документы, опубликованные позднее, говорят о казнях еще 15 тыс. в Кедири по сообщениям из посольства от 21 ноября. 21 декабря госдепартамент получил от первого секретаря посольства М. Трент (Mary Vance Trent) радостные сообщения о том, что «фантастические перемены» в стране завершаются и, по предварительным оценкам, количество убитых коммунистов составляет уже 100 тыс. человек.

Несомненная поддержка разгрома ПКИ и массовых казней коммунистов, равно как и участие США и Великобритании в этих событиях, были подтверждены в последние годы. Общественные организации «National Security Archive» (The George Washington University) и «National Declassification Center» (NDC) опубликовали большой массив рассекреченных данных о событиях осени 1965 г. Таким образом, ставшие доступными в 2017 г. новые документы (не только реляции посольства, но и, например, сообщения из консульств в г. Медана и др.) дают полную ясность относительно позиции Вашингтона. Один из таких документов, например, обсуждение Тихоокеанским военным командованием США (CINCPAC) с послом Грином вопросов о немедленной тайной помощи индонезийской армии в деле расправы с коммунистами («деньги, вооружение, средства связи»).[24] В обзоре публикации этих документов по событиям в Индонезии агентство «Ассошиэйтед Пресс» особо указывало на телеграмму из посольства США, полученную в госдепартаменте в апреле 1966 г. и «подводящую итоги» уничтожения коммунистов: «Мы, откровенно говоря, не знаем, каковы реальные цифры – ближе к 100 тысячам или к одному миллиону».[25]

Лондон и Вашингтон были в полном согласии относительно расправы с коммунистами. Британский посол в Джакарте сэр Э. Гилкрайст (Andrew Gilchrist) 5 октября докладывал в Форин-офис, что он «никогда не скрывал своей веры в то, что небольшая стрельба в Индонезии станет существенным предварительным мероприятием перед действительными переменами». В эти дни британское министерство прямо указало на свою заинтересованность в том, чтобы генералы решительно расправились с коммунистами, и что Соединенное Королевство предпочитает видеть у власти именно военных и готово им всячески помогать.

В середине октября посол США М. Грин так докладывал о действиях военных: «Армия упорно трудится над разрушением ПКИ, и я выражаю все большее уважение к ее организованности и решительности при выполнении этого важнейшего задания (crucial assignment)». 4 ноября он дополнил это словами о том,  что правительство США и посольство «восхищаются тем, что делает армия».[26] Массовые убийства сотен тысяч человек и установление военного режима в Индонезии – та цена, которую в Вашингтоне и Лондоне посчитали разумной для обеспечения интересов НАТО.

Общие военно-политические итоги и интересы НАТО

Генералу Сухарто потребовалось на установление единоличного правления три месяца. С 10 января по середину февраля 1966 г. массовые демонстрации в основном молодежных правонационалистических организаций выдвинули «Три народных требования»: полный запрет ПКИ, изгнание из правительства всех лиц, связанных с «Гестапу» («Движением 30 сентября») и скорейшее улучшение экономического положения.

Сухарто же, напротив, намеренно спровоцировал внутриполитический кризис, уволив из правительства своего вчерашнего соратника Насутиона и приведя на высшие посты как раз участников событий 30 сентября. Резкий всплеск массовых беспорядков и актов насилия не заставил себя ждать. Студенты пытались штурмовать президентский дворец, а 8 марта захватили здание министерства иностранных дел и удерживали его три дня. Формально еще остававшийся президентом Сукарно попробовал применить свои старые методы – достичь согласия подписанием общего документа всех политических сил о необходимости сохранения авторитета легитимной власти. Однако эта декларация уже ничего не могла изменить. Узнав в момент заседания кабинета министров 11 марта, что его дворец окружен войсками, президент бежал в г. Богор, где и подписал «Supersemar» – документ о передаче власти генералу Сухарто и приказ о наведении порядка в столице и в стране. На следующий день правительство окончательно запретило деятельность ПКИ. А еще через 6 дней и само правительство (Субандрио, Ч. Салех и еще 13 министров) было взято под арест. [27]

В июне-июле состоялась сессия ВНКК, которая утвердила уже Сухарто как исполняющего обязанности президента. Процесс легитимного утверждения нового режима «де-факто» завершился. Опора Сукарно, активисты ПКИ, уже были не просто отстранены от власти, но в основном просто уничтожены. Правящая элита стала формироваться из военных и исламистов, многие из которых и так были противниками Сукарно. 21 марта 1968 г. переходное «Собрание представителей народов» Индонезии окончательно избрало Сухарто президентом. В стране на долгие 30 лет установился антикоммунистический, военно-авторитарный и явно проамериканский режим.[28] Во внутренней политике это был еще и открыто анти-демократический режим, принудительно собравший все политические партии в одну Partai Golongan Karya (более известную под названием «Голкар»). Военные же надолго стали администраторами на всех высших и средних уровнях государственного аппарата, не говоря уже о силовых структурах.[29]

Новый режим в своей внешней политике, как легко можно было предположить, стал полной противоположностью «неприсоединению» времен Сукарно. При Сухарто Индонезия разорвала отношения с КНР (1967) и отказалась от сотрудничества с СССР. Для США, НАТО и тихоокеанских союзников (Япония, Таиланд, Австралия и Новая Зеландия) появление «новой Индонезии» было облегчением и благом, даже своего рода победой. США, как считается, после визита в страну в декабре 1976 г. президента Форда и госсекретаря Киссинджера «дали добро» на вмешательство индонезийских войск, оснащенных американским оружием, в политические коллизии на территории Восточного Тимора.[30] Индонезия при военном режиме Сухарто считалась государством, на которое вместе с Сингапуром можно всецело положиться в смысле удержания контроля над зоной проливов из Индийского океана в Тихий, равно как и на союзника в борьбе против распространения коммунизма в Азии.

В 1982 г. накануне визита президента Сухарто в Вашингтон специалисты «Фонда Наследия» (Heritage Foundation) с удовлетворением отмечали, что после переворота 1965 г. именно США помогли Индонезии – нашли для нее недорогие международные кредиты в объеме до 3 млрд долл., а также выделили 700 млн собственной помощи уже к 1970 г. Довольно быстро США стали вторым по объему (после Японии) торговым партнером Индонезии: рост составил от 230 млн долл. в 1967 г. до 6 млрд в 1980 г. 90% добытой в Индонезии нефти вывозилось на экспорт в США.[31]

Современная Индонезия – страна с населением свыше 280 млн чел. и одна из быстро развивающихся экономик мира – по-прежнему зависима от Америки и ее союзников. Объем взаимной торговли с США составляет около 39 млрд долл. (2021). С 2010 г. существует проект Всеобъемлющего партнерства (экономика и социально-гуманитарная сфера). В 2015 г. США и Индонезия подписали документ о партнерстве стратегическом.[32] США сегодня могут оказывать прямое влияние на оборонную политику Индонезии – например, в вопросах блокирования закупок вооружений в России или в КНР. Последний эпизод имел место в марте 2020 г.  После визита в Джакарту министра обороны США Дж. Мэттиса Индонезия расторгла контракт с РФ на покупку истребителей Су-35, а взамен пошла на оформление контрактов на приобретение французских «Rafal» и американских «F-15», «F-16», возможно, транспортных «C-130 SuperHercules» и «Lockheed Martin».[33]  Как замечали российские специалисты, принятые под давлением Вашингтона решения не укрепляют престиж Джакарты: «Для крупнейшей мусульманской страны и лидера региона срыв этой сделки выглядит очень постыдно».[34]

Так или иначе, но долговременные последствия свержения Сукарно и смены независимого политического курса Индонезии на проамериканскую ориентацию, произошедшие в 1965 г., пока ощущаются. Будет ли это и в будущем идти на пользу самой Индонезии, сказать трудно. Можно только предположить, что усиление Китая, развитие перемен в Азии и во всем мире принесет новые ориентиры для внешней политики Джакарты.

[1] [Электронный ресурс] https://wikiaro.ru/wiki/Operation_Kraai

[2] [Электронный ресурс] https://www.nytimes.com/1970/06/21/archives/sukarno-69-dies-led-indonesians-first-president-of-republic-yielded.html

[3] Report Prepared by the Ad Hoc Interdepartmental Committee on Indonesia for the National Security Council Washington , September 3, 1957 .SPECIAL REPORT ON INDONESIA [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1955-57v22/d262

[4] Telegram From the Commander in Chief, Pacific (Stump), to the Chief of Naval Operations (Burke) Honolulu, December 12, 1957-6:33 p.m. [Электронный ресурс]  https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1955-57v22/d323

[5] Позднее эту же премию получил Фидель Кастро, ряд африканских лидеров.

[6] [Электронный ресурс] https://en.wikipedia.org/wiki/Indonesian_National_Armed_Forces//

[7] [Электронный ресурс] http://www.gimonca.com/sejarah/sejarah09.shtml

[8] [Электронный ресурс] https://www.nytimes.com/1970/06/21/archives/sukarno-69-dies-led-indonesians-first-president-of-republic-yielded.html

[9] Блум, Уильям. Индонезия 1957-1958. Война и порнография/  Блум, У. Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны.  Пер. с англ. под рук. А. Чернова и Е. Логинова; редактор перевода В. Крашенинникова. М.: АНО «Институт внешнеполитических исследований и инициатив», Кучково поле,  2013. С.150-156.

[10] [Электронный ресурс] https://military-history.fandom.com/wiki/Allen_Lawrence_Pope

[11] Memorandum From the President’s Special Assistant for National Security Affairs (Bundy) to President Johnson. Washington, January 30, 1965. [Электронный ресурс]  https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1964-68v26/d104

[12] [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1964-68v26/d119

[13]  Memorandum Prepared for the 303 Committee. Washington, February 23, 1965.  [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1964-68v26/d110 ;  межведомственный «комитет 303»  в  составе высших сотрудников  Госдепартамента, ЦРУ и Пентагона утверждал решения и выделял силы и средства  для проведения свыше 160 тайных операций в 1960-е гг. См. [Электронный ресурс] https://www.globalsecurity.org/intell/ops/covert-action-nsc-5412.htm

[14] Юрьев М.Ф. История стран Азии и Северной Африки после Второй мировой войны. -М., изд-во МГУ, 1994.  С. 122.

[15] US Embassy in Jakarta, Telegram 971 to Secretary of State, Secret

Oct 12, 1965 [Электронный ресурс]  https://nsarchive.gwu.edu/briefing-book/indonesia/2017-10-17/indonesia-mass-murder-1965-us-embassy-files

[16] [Электронный ресурс] https://apjjf.org/-Benedict-Anderson/3929/article.pdf

[17] [Электронный ресурс] https://www.nytimes.com/1970/06/21/archives/sukarno-69-dies-led-indonesians-first-president-of-republic-yielded.html

[18] Блум, Уильям. Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны.  Пер. с англ. под рук. А. Чернова и Е. Логинова, редактор перевода В. Крашенинникова. М.: АНО «Институт внешнеполитических исследований и инициатив», Кучково поле,  2013. С.295-302.

[19] [Электронный ресурс] https://en.wikipedia.org/wiki/Transition_to_the_New_Order

[20] [Электронный ресурс] http://en.rfwiki.org/wiki/CIA_activities_in_Indonesia/

[21] [Электронный ресурс]  http://www.wikiwand.com/en/CIA_activities_in_Indonesia/

[22] Telegram From the Embassy in Indonesia to the Department of State Djakarta, October 5, 1965, 1435Z. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1964-68v26/d147

[23] Editorial Note. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1964-68v26/d162

[24]   Document 8. Letter from Norman Hannah, CINCPAC to Marshall Green, Secret

Oct 23, 1965 [Электронный ресурс]  https://nsarchive.gwu.edu/briefing-book/indonesia/2017-10-17/indonesia-mass-murder-1965-us-embassy-files

[25] [Электронный ресурс] https://apnews.com/a14d23b403804c548b3c6da3428827fa/Files-reveal-details-of-US-support-for-Indonesian-massacre

[26] [Электронный ресурс] https://wikispooks.com/wiki/Document:Slaughter_in_Indonesia_1965-66

[27] [Электронный ресурс]  https://en.wikipedia.org/wiki/Transition_to_the_New_Order#The_collapse_of_Guided_Democracy

[28] [Электронный ресурс] http://www.us-uk-interventions.org/Indonesia.html/

[29] [Электронный ресурс] https://en.wikipedia.org/wiki/Transition_to_the_New_Order#The_collapse_of_Guided_Democracy

[30] [Электронный ресурс] https://davidswanson.org/warlist/

[31] [Электронный ресурс] https://www.heritage.org/asia/report/indonesia-and-the-us

[32] [Электронный ресурс] https://www.state.gov/u-s-relations-with-indonesia/

[33] [Электронный ресурс] https://topwar.ru/190516-indonezija-otkazalas-ot-zakupki-rossijskih-mnogocelevyh-istrebitelej-su-35.html

[34] [Электронный ресурс] https://vz.ru/world/2021/12/24/1135799.html