К началу

МУЗЕЙ НАТО

1954
Назад в список
war
rocket

«Банановое вторжение» США в Гватемалу 1954

Госпереворот, организованный ЦРУ, на три десятилетия уничтоживший шансы Гватемалы на политическую независимость и экономическое развитие

История

События в Гватемале в июне 1954 года принято считать одной из самых одиозных операций ЦРУ, которая была проведена по прямому указанию президента США и государственного секретаря. По официальной версии переворот с применением военной силы был необходим, чтобы защитить Гватемалу от влияния международного коммунизма. Но еще одним значимым мотивом стала угроза интересам крупных американских компаний, эксплуатирующих ресурсы страны, в особенности интересам «Юнайтед Фрут» – крупнейшего производителя и импортера бананов из Центральной Америки в США. Агрессия Вашингтона привела к затяжной гражданской войне, поставила крест на экономическом развитии страны и ее политической независимости. После переворота в Гватемале более чем на 30 лет утвердилась власть военных и плантационной олигархии, верных союзников США почти в любом деле в Западном полушарии.

Но, как и во многих других случаях, на первый взгляд блистательная операция в долгосрочной перспективе привела к катастрофе. Переворот в Гватемале стал катализатором распространения на континенте и в Карибском бассейне идей Эрнесто Че Гевары, братьев Кастро и других «антивашингтонски» настроенных популярных харизматических вождей.

Первая банановая республика

В Гватемале в начале 1950-х годов в основе экономики было плантационное выращивание фруктов на экспорт. Американская компания «Юнайтед Фрут» (ее называли «La Frutera» или просто «Mama Fruta») владела 230 тыс. га таких угодий и была крупнейшим работодателем в стране. Еще две компании из США занимали в экономике Гватемалы прочные позиции. «Electric Bond & Share» контролировала свыше 80% выработки электроэнергии. «International Railways of Central America» держала в руках почти весь железнодорожный транспорт и портовое хозяйство.

Примерно тогда же появился всем известный термин «банановая республика» – малое аграрно-сырьевое государство, часто во главе с диктатором за ширмой фиктивной «демократии», полностью подчиненное в своей внутренней и внешней политике зарубежному (американскому) бизнесу.

Прогресс Гватемалы был невозможен без государственного стимулирования национального бизнеса, развития транспорта, энергетики. В этой стране 2,2% населения владели более 70% всех сельхозугодий, давно назрела необходимость аграрной реформы и раздачи неиспользуемых участков в руки малоземельных или вовсе безземельных крестьянских семей, которых насчитывалось не менее 500 тысяч. Требовалось регулирование трудовых отношений и развитие отсталой социальной сферы. После демократической революции 1944 года и свержения диктатора Хорхе Убико Гватемала медленно шла по пути национального прогресса, но экономическая зависимость от зарубежного капитала оставалась огромной. Деятели реформистского толка стремились ослабить эту зависимость и провести социальные преобразования в интересах крестьян, рабочих обрабатывающей промышленности и немногочисленного национального «среднего класса» – интеллигенции и малого бизнеса.

Опасные реформы и призрак коммунизма

Начало реформам было положено в первые годы демократического правления президента Хуана Хосе Аревало (1944-1951 гг.). Бывший школьный учитель, он заложил основы системы социального обеспечения, ввел рабочую неделю в 48 часов, установил права профсоюзов на коллективный договор с предпринимателями, ввел налог на крупные земельные владения. Однако такой путь развития страны явно шел вразрез с интересами США. В Вашингтоне опасались не только национализации собственности американских компаний, но и независимого экономического развития вообще без участия американского бизнеса. Более того, успехи социального реформизма в меленькой стране могли стать примером для других государств Латинской Америки в смысле освобождения от экономической и, возможно, военно-политической зависимости от Соединенных Штатов. В это время «холодная война» охватила всю Южную Америку. По настоянию США был заключен Договор о коллективной безопасности стран Западного полушария (военный «пакт Рио», сентябрь 1947 г.), большинство государств разорвали отношения с СССР.

В этих условиях США остро воспринимали перспективу проникновения в Южную и Центральную Америку коммунистических идей. Штаты не могли допустить разворота внешней политики одной или нескольких стран в сторону сотрудничества с Советским Союзом. В этой связи весьма неприятным для Вашингтона оказался тот факт, что Гватемала стала единственной страной в Центральной Америке, парламент которой в марте 1953 года почтил минутой молчания память умершего Иосифа Сталина.

Для американских стратегов свою роль играли и соображения из области банальной геополитики: небольшая и слаборазвитая Гватемала все же имела выход к двум океанам. На востоке находился глубоководный атлантический порт Пуэрто-Барриос, на западе – относительно неразвитый тогда тихоокеанский порт Сан- Хосе. Сам этот факт наводил на мысли о появлении в Центральной Америке чуть ли не базы для советского ВМФ, совсем рядом с США. Назначенный в июне 1953 г. послом США в Гватемале Джон Перифуа (John Peurifoy) прямолинейно заявлял: «США не могут допустить создания «советской республики» между Техасом и Панамским каналом».[1]

Чрезмерно прогрессивный президент

Все драматические события в Гватемале начались с избрания Хакобо Арбенса президентом. Прогрессивно настроенный, независимый, весьма популярный в народе Арбенс обещал провести аграрную реформу, подразумевавшую конфискацию собственности иностранных владельцев и раздачу земли беднякам, хотел установить контроль за действующим в стране иностранным бизнесом. Арбенс собирался независимо от США и от «International Railways» построить объекты энергетики, новые железные дороги, сеть автодорог к побережью Атлантики и сделать контролируемый пока американцами Пуэрто-Барриос свободным центром морской торговли и логистики, а также построить новый порт в Санто-Томасе.

Однако первым важным законом правительства Арбенса стала конфискация неиспользуемых земель (владений более 600 га) с компенсацией владельцам в размере официально заявленной стоимости, облагаемой налогами. Для «Юнайтед Фрут» предлагали за отнимаемые земли сначала 525 тысяч долларов, потом – в рассрочку, частями –1 млн 185 тысяч долл. В ответ США провели в Организации американских государств (ОАГ) резолюцию с осуждением действий правительства Арбенса. Затем, как точно заметил Берт Дек (Berth Deck) в статье в «Международном социалистическом обозрении», США «взяли на себя роль вышибателя долгов по неоплаченным счетам».[2]

Госдепартамент в интересах «Юнайтед Фрут» предъявил Арбенсу денежные требования в десять раз больше предлагаемой им суммы. Что было заведомо невыполнимо для небогатой Гватемалы. Так или иначе для Соединенных Штатов ситуация в Гватемале превратилась в значимую проблему.

Большую роль сыграло мнение послов Р. Шоенфелда и Дж. Перифуа. Оба эти деятеля полагали, что Арбенс – коммунист, симпатизирует Советскому Союзу и находится в нескольких шагах от того, чтобы сделать Гватемалу первой страной Латинской Америки, которая подчинена целям «мировой революции» и всему тому «антиамериканскому», что только может нести в себе коммунизм и политика СССР. В окружении Арбенса были заметны деятели левого толка, например, журналист левых взглядов, редактор газеты «Октябрь» и генеральный секретарь маленькой нелегальной Коммунистической партии Гватемалы Х.М. Фортуни и парламентарий из рабочих Виктор Гуттиеррес. При Арбенсе в гватемальской печати то и дело стали выходить материалы о жизни в СССР и в странах Восточной Европы. Публикации типа «Высокий уровень жизни чешских рабочих» или стихи о завершении строительства канала «Волга-Дон» в Вашингтоне, конечно, восторга не вызывали.

Операция «Фортуна» и подготовка к устранению

Первые попытки поставить заслон «реформистскому дрифту» Гватемалы имели место уже при президенте Гарри Трумэне. Еще только оценивая гватемальскую ситуацию и приглядываясь к подозрительному Арбенсу, США провели «первый заход» к его оттеснению от власти. Ненавидевший реформистов и желавший укрепить свою «дружбу» с США никарагуанский диктатор Анастасио Сомоса сам предложил в апреле 1952 года военному советнику Трумэна полковнику К. Мару свергнуть Арбенса путем военной интервенции с территории Никарагуа («Дайте оружие, и я очищу для вас Гватемалу за один миг»). При этом госсекретаря Дина Ачесона о таких планах не проинформировали, но ЦРУ стало готовить операцию «Fortune», рассчитывая одновременно поднять мятеж гватемальских военных во главе с подполковником Карлосом Кастильо Армасом. В Никарагуа уже отправили корабль с оружием, который принадлежал «Юнайтед Фрут» и шел якобы с грузом сельхозтехники, но в последний момент об этом узнали Ачесон и сам Трумэн. Был дан приказ остановить операцию, и оружие выгрузили в Панаме.

В 1953 г. гватемальская проблема приобрела новое звучание. После президентских выборов в США Белый дом занял президент Дуайт Эйзенхауэр (боевой генерал, в годы войны командующий союзными войсками в Европе). С января 1953 г. подготовка к устранению Арбенса пошла быстрее и более массированно. В прессе США началась анитигватемальская истерия. Выяснилось и другое: в числе акционеров «пострадавшей» от Арбенса «Юнайтед Фрут» оказались государственные деятели весьма высокого ранга. Так, государственный секретарь Джон Ф. Даллес ранее работал юридическим консультантом компании, а его брат Аллен Даллес, директор ЦРУ, в прошлом был председателем Совета директоров «Юнайтед Фрут». Видное место в списке заинтересованных лиц занимали Томас Кэбот Лодж (брат помощника госсекретаря по делам Латинской Америки) и Роберт Катлер, помощник президента США по вопросам национальной безопасности, который до этого назначения был президентом банка, обслуживавшего сделки «Юнайтед Фрут». Наконец, глава департамента «Юнайтед Фрут» по связям с общественностью Эд Уитман имел прямой выход «наверх»: его жена была личным секретарем президента Эйзенхауэра.[3]

Новая стратегия для Латинской Америки

Президенту был предложен план по кардинальному изменению политики не только в Гватемале, но и во всей Латинской Америке. Уже 18 марта 1953 г. была представлена директива Совета по национальной безопасности (СНБ 144/1), по которой все межамериканские отношения должны были рассматриваться в ключе борьбы с проникновением в Западное полушарие «мирового коммунизма» и установления возможного влияния СССР. Иначе говоря, защита интересов крупного бизнеса переплеталась теперь с более масштабной целью противодействия «коммунизму» во всем Западном полушарии. Как впоследствии замечал Х. Фортуни, «даже если бы в Гватемале не росли бананы, они все равно бы нас свергли».[4]

Прямые основания опасаться помощи Гватемале от СССР у США тоже появились. С 1948 г. Штаты не продавали Гватемале вооружения, а после прихода Арбенса к власти надавили на другие страны (Данию, Мексику, Кубу и Аргентину) и добились расторжения договоров о поставках в Гватемалу оружия. Тем временем и сам Арбенс узнал о том, что бежавших в соседние страны оппозиционеров американцы вооружают и для чего-то готовят. К тому же панамский атташе в Никарагуа И. Дельгадо продал гватемальцам документы, неопровержимо свидетельствовавшие о подготовке переворота с участием США. Неудивительно, что Арбенс стал искать выход из положения. За наличные, через посредников, он закупил боеприпасы и оружие в Чехословакии (немецкие трофеи времен Второй мировой).[5] Однако не дремало и ЦРУ: оружие везли шведским транспортом «Альфельм», за его движением следили с момента выхода из польского порта. Затем американские агенты сделали все, чтобы во время разгрузки в Гватемале выяснилось, что это именно оружие. Все было придумано довольно просто: оператору подъемного крана в порту заплатили, чтобы он «случайно» уронил груз. Из разбитого при падении ящика с маркировкой «медицинское оборудование» рассыпались немецкие пулеметы. В итоге именно эта история стала «последней каплей», утвердившей США в необходимости срочного и насильственного свержения Арбенса.

Операция «Успех»

Весной 1953 г. Дж. Ф. Даллес окончательно решил, что именно Гватемалу «мировой коммунизм» решил сделать опорной точкой в Латинской Америке, а уже оттуда завоевывать другие страны. «Борьба за полушарие» началась – в августе 1953 г. был дан старт подготовке операции «PB-SUCCESS» по свержению Арбенса. Уже тогда помощник госсекретаря по делам стран Латинской Америки Дж.М. Кэбот Лодж сказал, что переворот – единственный способ решить проблему Гватемалы. Главную роль в этой работе сыграли новый посол США Джон Перифуа и заместитель руководителя отдела тайных операций ЦРУ А. Хэйни.[6] Перифуа уже в январе 1954 г. заявил в интервью журналу «Тайм», что США «могут быть вынуждены предпринять некоторые меры, чтобы предотвратить попадание Гватемалы под влияние международного коммунизма».[7]

Начало было положено набором наёмников из числа гватемальских эмигрантов и разного сброда из Гондураса, Никарагуа и Панамы. В Панаме для скрытной переброски оружия и снабжения использовали заброшенный аэродром Фрэнс-Филд. Организационно-техническое обеспечение операции осуществили с одобрения А. Сомосы в Никарагуа, потом перебрались на плантации «Юнайтед Фрут» в Гондурасе. Жалованье наемникам – 300 долларов в месяц – было фантастической суммой для того времен и тех мест. Общие затраты на операцию «PB-SUCCESS» ЦРУ оценило в 20 млн долл. Также было решено подготовить и перебросить в Гватемалу 150-200 человек для подрывной работы. На этом этапе в ЦРУ уже заготовили «расстрельные списки» на 58 человек из правительства, включая и Арбенса.

Также по договоренности с англичанами силы морской пехоты США были переброшены на Ямайку и в случае провала операции «PB-SUCCESS» имели приказ высаживаться в Пуэрто-Барриосе. Еще 2,5 тысячи морских пехотинцев ждали на кораблях в бухте Амапала, им предстояло высаживаться в порту Сан-Хосе.[8]

26 мая неопознанный самолет разбросал над столицей страны листовки с обещаниями скорого «освобождения от коммунистов». Начала вещание созданная ЦРУ радиостанция «Liberator» («Освободитель»). 16 июня около 550 первых эмигрантов и наемников К. Кастильо Армаса пересекли границу Гватемалы и начали медленно продвигаться к столице.

Гватемала сразу обратилась в ООН: 21 июня министр иностранных дел Г. Ториэльо выступил с призывом к международному сообществу пресечь агрессию. Генсек ООН Даг Хаммаршельд с огромным трудом смог собрать Совет Безопасности, но США, Великобритания и Франция все же добились того, что решение СБ с осуждением вторжения на территорию Гватемалы принято не было, а вопрос об этих событиях был передан на рассмотрение Организации американских государств (ОАГ). Это было равносильно санкции США на вторжение. Ответным маневром ЦРУ стала бомбардировка территории Гондураса, правительство которого тут же обратилось в ООН с жалобой на то, что это сделала авиация Гватемалы.

Вероломный посол

Между тем в самой Гватемале ситуация усложнялась, но 20 июня, как докладывал президенту Эйзенхауэру директор ЦРУ А. Даллес, успех вторжения еще не был определен.[9] Требовалось вмешательство «изнутри», поскольку в армии начались волнения, и страх перед массированной интервенцией охватил даже часть офицерства. Это умело использовал посол Перифуа: он вступил в непосредственные переговоры с верхушкой военных и по сути дела организовал свержение Арбенса их силами. Деятели из посольства США открыто предлагали деньги (огромные для Гватемалы суммы в 60 тысяч долларов) даже командирам отдельных соединений за отказ от сопротивления. Ответственные за охрану военных складов офицеры саботировали попытку Арбенса раздать оружие народу для противодействия силам вторжения. Полковники Х. Санчес и Э. Монсон 25 июня пригрозили президенту уходом в отставку, требуя соглашения с Армасом. Начались воздушные налеты на столицу, из пулеметов обстреляли армейские казармы, были сброшены первые бомбы.

США применили еще и своего рода «творческий подход» для усугубления брожения среди населения – на полной громкости из здания посольства транслировали записанные на магнитофон шумы воздушных налетов.[10] Специалисты ЦРУ сумели организовать глушение правительственного радиовещания. В условиях отсутствия правдивой информации и ложных сообщений радио «Освободитель» о быстром приближении сил Кастильо Армаса в столице нарастала паника.

Командующий ВВС страны дезертировал. Видимо, по большой удаче был случайно сбит один американский истребитель R-47 «Thunderbolt», еще один разбился, но в целом мощные авианалеты произвели впечатление и на военных, и на население. 24 июня бомбы начали сбрасывать и на малые города – Чикимула, Гуалан, Сакапа. Министр иностранных дел Гватемалы сообщил об этом госсекретарю Даллесу, но в ответ не последовало никакой реакции. Бомбы продолжали падать на города, на склады топлива, на военные объекты. Радио «Освободитель» передавало сообщения о том, что восстание против Арбенса и коммунистов уже охватило всю страну.

Командующий вооруженными силами полковник Э. Диас, сговорившийся с послом Дж. Перифуа, сказал президенту, что отставка выглядит единственным способом предотвратить штурм столицы и президентского дворца.

27 июня Арбенс подал в отставку и в последний раз обратился к народу по радио, призвав сражаться с «бандами Армаса». Диас возглавил временное правительство и собирался сохранить власть на основе какого-то компромисса с Армасом и США, но это не устраивало ЦРУ (начальника резидентуры Джона Доэрти и специально присланного из США Э. Хоббинга). Диас казался им недостаточно «твердым» правителем, кроме того, ЦРУ хотело, чтобы Гватемалу возглавил военный, верный США на 100% – то есть или полковник Э. Монсон, или сам Армас.

В итоге Диаса (буквально со стволом автомата под ребрами) принудили подписать документ о передаче власти полковнику Э. Монсону. Тот сформировал хунту из трех человек и 1 июля вылетел в Сан-Сальвадор на организованные при непосредственном посредничестве Перифуа переговоры с Армасом. В конце концов именно Карлос Кастильо Армас стал реальным правителем Гватемалы. Для прибытия нового «президента» в столицу страны Перифуа даже предоставил ему самолет посольства США. 4 июля отряды Армаса вошли в столицу. Переворот закончился. Администрация Д. Эйзенхауэра первой признала новое «законное правительство» Гватемалы. 5 июля полковника Монсона спокойно отправили в отставку. Ненужные более остальные члены хунты благополучно получили по 100 тысяч долларов и назначения на непыльные дипломатические должности. Операция «PB-SUCCESS» была объявлена почти бескровной и «блестящей» по замыслу и исполнению. Общие людские потери американских военных и сотрудников ЦРУ в этой операции составили около 50 человек.

Реальные итоги для США и Гватемалы

Официальная версия событий в истории американской дипломатии – «народ Гватемалы восстал против коммунистического тирана и сверг его». Обозреватель журнала «Тайм» Билл Перриго (Billy Perrigo) сегодня верно замечает, что если цель США была в сдерживании распространения коммунизма в Латинской Америке, то «в техническом смысле она была достигнута», но вот «гватемальцы заплатили за это высокую цену». «Последовавшая за американским вторжением гражданская война задушила экономическое развитие страны, положила конец ее политической независимости и позволила коррумпированному правящему классу господствовать ради только своей экономической и политической выгоды».[11]

Действительно, устранение Арбенса сделало Гватемалу страной, в которой более чем на 30 лет утвердилась власть военных и плантационной олигархии, верных союзников США почти в любом деле в Западном полушарии. Диктатура Кастильо Армаса получила за три года существования 79 млн долларов прямой финансовой помощи от США. Сменявшие его правители в 1960-1980-е годы так же получали от Вашингтона денежное «вспомоществование». Поначалу могли радоваться и руководители «Юнайтед Фрут»: Армас сразу же возвратил компании ее собственность. Правда, несколько позднее в самих США прошел судебный процесс, связанный с финансово-экономическими проблемами компании «Юнайтед Фрут» (уклонение от налогов, нарушения антимонопольного законодательства). В 1958 г. она потеряла свой бизнес в Гватемале, а позднее вовсе пришла в упадок и стала частью «United Brands».

В самой Гватемале, конечно, сохранялось экономическое влияние США на страну в целом. С октября 1954 г. в стране установился военно-диктаторский режим Кастильо Армаса. При нем только за первые четыре месяца аресту подверглись свыше 72 тысяч человек (коммунисты, реформисты, сторонники Арбенса и вообще все недовольные новым режимом). Около 10 тысяч были сразу убиты без суда и следствия или пропали без вести. Армас хотел довести число арестованных «коммунистов» до 200 тысяч, и при нем массовые репрессии продолжались вплоть до 1957 года. Все реформы Арбенса были дезавуированы или просто отменены. Свыше 1 млн 300 тыс. га земли были возвращены прежним владельцам. Армас отменил даже демократическую Конституцию 1945 года и ввел новый избирательный закон (с цензом грамотности). Это означало, что 70% взрослых лишились избирательного права. Здесь стоит заметить важную особенность Гватемалы, где самый высокий среди стран Латинской Америки процент древнего автохтонного индейского населения (то есть не потомков испанцев, португальцев или ввезенных из Африки негров, и не потомства от смешанных браков). Даже сегодня индейцев около 5,5 млн чел., или 61% от всех жителей Гватемалы[12].

Иными словами, лишение политических прав коснулось прежде всего индейцев. Как при Армасе, так и впоследствии репрессии военных режимов были обращены на большинство населения и одновременно на самую бедную его часть. Были запрещены профсоюзы, о какой-либо легальной политической оппозиции и речи быть не могло.

Свергнутый президент Хакобо Арбенс после переворота укрылся в посольстве Мексики, затем выехал в Париж, отказался от гражданства Гватемалы, жил в Праге. Потом перебрался в Уругвай, а после 1960 г. по приглашению Фиделя Кастро обосновался на Кубе. В 1965 г. выехал в Мексику, где покончила с собой его дочь Арабелла, и остался там. В январе 1971 г. при неясных обстоятельствах умер. Впрочем, и пришедший к власти Армас торжествовал недолго. Вечером 27 июля 1957 г. в коридоре официальной резиденции его убил один из дворцовых служителей (некий Санчес), который тут же был застрелен охраной.

Плоды вторжения для всей Латинской Америки

Что получили США в итоге, кроме достижения непосредственной цели устранения Арбенса? С одной стороны, случай с Гватемалой создал для США основную модель проведения операций по устранению неугодных политических режимов в Латинской Америке – то есть задолго до Кубинской революции 1959 г. и появления на политической арене деятелей типа Фиделя Кастро. Конечно, на данном этапе непосредственная угроза проникновения коммунизма в Латинскую Америку была вроде бы устранена. Во всей Центральной Америке на некоторое время установились диктаторские режимы с той или иной степенью зависимости от США. Но…

Оказавшийся в центре гватемальских событий летом 1954 г. и пытавшийся организовать отряд сопротивления вторжению Армаса аргентинский врач Эрнесто Гевара[13] именно тогда решил для себя, что в Латинской Америке сопротивление олигархическому правлению и «империализму янки» должно быть повсеместным, организованным и вооруженным. Идеи Гевары, братьев Кастро и других «антивашингтонски» настроенных популярных харизматических вождей стали распространяться на континенте и в Карибском бассейне. Произошла радикализация идей национального прогресса и демократии, росли антиимпериалистические настроения.

Внутриполитический террор с одобрения Вашингтона

В самой Гватемале с 1960 года началась гражданская война. Малыми группами бойцов, при поддержке сельского населения и с различной интенсивностью она велась более 30 (!) лет. Временами в борьбе против военно-олигархических режимов участвовали целые партизанские соединения (одно время «армия бедняков» составляла до 270 тысяч человек). Почти перманентное состояние гражданской войны в Гватемале потребовало от США постоянных расходов на поддержку авторитарных военных режимов (общие затраты США только на военную помощь диктаторам в Гватемале за 1960-90-е гг. оцениваются в сотни миллионов долларов).[14]

Иногда Вашингтону приходилось вновь применять силу. Например, в ноябре 1960 г. группа из примерно сотни молодых офицеров и 3 тысяч солдат подняла восстание против коррумпированной хунты генерала М. Идигораса Фуэнтеса. Вашингтон ответил авианалетами ВВС США с базы в Никарагуа и с базы на юго-западе самой Гватемалы, где в тот момент готовилось военное вторжение на Кубу и свержение режима Ф. Кастро. Мятеж был подавлен, но история с борьбой против американских ставленников на этом отнюдь не закончилась. ЦРУ и Пентагон пытались решить проблему нестабильности в Гватемале разными способами. Сначала хотели укрепить армию как опору режима: занимались передачей военной техники и обучением технического персонала, а также организацией специальных центров подготовки (типа «Школы Америки» в Форт-Беннинг в США, главный центр обучения для военнослужащих стран Латинской Америки).[15]

С другой стороны, Вашингтон был вынужден заниматься и организацией новых переворотов в Гватемале. В 1963 г. по указанию США полковник Э. Перальта отстранил от власти Идигораса Фуэнтэса. В 1966 г. американцы на замену Перальты привели к власти Хулио Мендеса Монтенегро – формально гражданское лицо – но по сути политическую «ширму» для контролировавшей страну очередной военной хунты. Все эти перестановки не меняли главного – в стране постоянно шел террор против гражданского населения; военные режимы и специально созданные ими группы («эскадроны смерти») выслеживали и убивали прогрессивных политиков, журналистов, активистов студенческого движения и вообще всех недовольных властью.

В Вашингтоне о внутренней политике сменявших друг друга диктаторов все прекрасно знали. Например, в секретном сообщении госдепартамента от 23 октября 1967 г. говорилось о том, что тайная полиция использует похищения людей, пытки и казни без суда. Упоминалось в сообщении особое подразделение «коммандос», которое занималось похищениями и убийствами «предполагаемых коммунистов» прямо на улицах. «За прошедший год были убиты примерно 500-600 человек, и при учете пропавших людей эту цифру можно удвоить».[16] Реальные цифры погибших от рук «эскадронов смерти» жителей были в несколько раз выше. Суть событий, происходивших в Гватемале долгие годы, хорошо отражает фраза, которую произнес очередной проамериканский диктатор-«президент» (с 1970 г.) Карлос Арана: «Если для усмирения страны нужно превратить ее в кладбище, я без колебаний это сделаю».[17]

По оценкам «Amnesty international», только с 1966 по 1976 гг. в Гватемале были убиты не менее 20 тысяч человек, за следующие 2 года – еще 7 тыс. Комиссия по установлению исторической истины (работала в Гватемале после 1996 г.) определила, что за весь период правления военных режимов число погибших составило свыше 200 тысяч человек.[18] При правлении военных особенно доставалось индейцам майя, древнейшим жителям региона. С приходом очередного диктатора (Эфраин Монтт в марте 1982 г.) только за полтора года было уничтожено 400 деревень, убиты тысячи крестьян, среди них 2600 индейцев. Партизаны (включая и отряды непокорных майя) и мятежники-прогрессисты, конечно, в ответ тоже массово применяли насилие и террор. В 1968 г. были убиты два американских военных советника и даже посол США (!) в Гватемале Джон Г. Мэйн.

Разгул произвола военных, коррупция среди чиновников госаппарата стали постоянной чертой жизни Гватемалы. В 1980-е гг. эта страна и поддержка ее военных режимов со стороны Соединенных Штатов стали объектом серьезной критики со стороны международного сообщества, официальных институций (комитетов ООН) и множества правозащитных организаций. Гватемала стала считаться единственной страной Западного полушария,[19] в которой нарушения прав человека приняли не просто массовый, но нетерпимый характер. Дело дошло до скандального похищения крупного американского бизнесмена (Майкла Дивайна) в июне 1990 г. Это было делом рук одной из групп военных (видимо, связанной с наркотрафиком), они даже собирались отрезать похищенному голову. В итоге США были вынуждены изменить курс своей политики по отношению к Гватемале. Прекращение финансовой и военной поддержки диктатур привело к тому, что в 1996 году было восстановлено более или менее стабильное гражданское правление, когда командиры партизан и правительство достигли соглашения о прекращении боевых действий.

Так или иначе, переворот 1954 года на многие годы оставил страну без нормального развития. Сегодня российские ученые относят Гватемалу в категорию «постконфликтных» государств Латинской Америки, которые испытывают наибольшие трудности в достижении политической стабилизации и модернизации в процессе приспособления к реалиям XXI века.[20] Сейчас Гватемала находится на 70-м месте в мире по объему ВВП, а по распределению ВВП на душу населения занимает 119-е место.[21]

В 1996 г. президент США Билл Клинтон заявил: «Нам не следовало поддерживать военных, которые занимались репрессиями, и США не должны повторить эту ошибку вновь». В марте 1999 г. администрация Клинтона наконец-то принесла правительству Гватемалы официальные извинения за то, что США долгие годы имели отношение к насилию и зверствам (atrocities) периода гражданской войны и существования военно-диктаторских режимов. Последующая история вмешательства США и их союзников в дела других стран ясно показали цену обещаний и извинений в адрес Гватемалы. Как пишет сегодня издание американских социалистов «Speak Out Now»: «Пусть это [переворот в Гватемале] будет уроком нам всем – кто сбит с толку заявлениями администрации США о стремлении защищать свободу и демократию. Правительство США по всему миру показывало интерес только к одному виду свободы – к свободе американских корпораций извлекать прибыль из народов и их земель, к свободе запугивать пушками и бомбами тех, кто выступал против этого».[22]

[1] Блум, Уильям. Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны. Пер. с англ. под рук. А. Чернова и Е. Логинова; редактор перевода В. Крашенинникова. М.: АНО «Институт внешнеполитических исследований и инициатив», Кучково поле, 2013. С. 113.

[2] [Электронный ресурс]https://www.marxists.org/history/etol/newspape/isr/vol22/no02/deck.htm

[3] Подробнее о переплетении политики и бизнеса в гватемальских коллизиях и о действительных мотивациях США см. Глазунова Е.Н. США и Гватемальская революция: к вопросу о версиях конфликта //Проблемы американистики. Выпуск 11. Конфликты и кризисы в международных отношениях: проблемы теории и истории. — М., МГУ. 2001. С. 226-255.

[4] Там же. С. 227.

[5] К сожалению для Арбенса, часть этого груза оказалась непригодной для использования – ему прислали неисправные вещи.

[6] Предыдущего руководителя ЦРУ в Гватемале Берча О’Нила, который не поддерживал идею свержения Арбенса, А. Даллес перевел работать в другую страну. Не стали влиятельные деятели ЦРУ слушать и трезвомыслящих работников госдепартамента (Л. Холле и Р. Макмерфи), которые полагали, что насильственное вторжение приведет к ущербу имиджу США в глазах многих стран.

[7] [Электронный ресурс] https://statecraft.org/chapter5.html

[8] [Электронный ресурс] http://istorja.ru/articles.html/america/the-coup-in-guatemala-in-1954/

[9] Memorandum by the Director of Central Intelligence ( Dulles ) to the President (secret) Washington , 20 June 1954. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1952-54v04/d476

[10][Электронный ресурс]https://nisgua.org/accompanier-perspectives-guatemalan-history-the-coup-the-conflict-and-the-consequences/

[11] [Электронный ресурс] https://thepanoptic.co.uk/2016/11/19/american-intervention-guatemala/

[12] Латинская Америка в ХХ веке. Социальная антропология бедности. — М.: Изд-во «Наука», 2006. С.144.

[13] Впоследствии известный всему миру революционер «Че» Гевара, участник революции 1959 г. на Кубе и министр экономики в первых правительствах Фиделя Кастро.

[14] Кинцер, С. Перевороты. – С. 264.

[15] Блум, У. Убийство демократии. С. 350.

[16] [Электронный ресурс] https://www.washingtonpost.com/wp-srv/inatl/daily/march99/guatemala11.htm

[17] [Электронный ресурс] https://thepanoptic.co.uk/2016/11/19/american-intervention-guatemala/

[18] Кинцер, С. Перевороты. С. 266.

[19] Кроме «коммунистической» Кубы, ее в расчет не принимали.

[20] Латинская Америка: Испытание демократией. Векторы политической модернизации. Часть 2. — М.: Институт Латинской Америки РАН, 2009.  С. 317-338.

[21] [Электронный ресурс]https://be5.biz/makroekonomika/gdp/gt.html#:~:text

[22] [Электронный ресурс] https://speakoutsocialists.org/june-27-1954-a-bloody-cia-sponsored-coup-in-guatemala-2/