К началу

МУЗЕЙ НАТО

1946-1974
Назад в список
war
rocket

США в Греции: изнасилование демократии 1946-1974

Вмешавшись в гражданскую войну, США фактически превратили Грецию в свою колонию, а затем 7 лет поддерживали в стране диктаторский режим

История

После Второй мировой войны, действуя под лозунгом спасения Греции от коммунизма, американцы установили практически полный контроль за экономикой, государственным планированием и реорганизацией вооруженных сил страны. В обмен на регулярную финансовую и военную поддержку США получили нового союзника для НАТО, а также широкие возможности для использования территории Греции в военных целях. Спустя 20 лет, в 1967 году, Вашингтон поддержал военный переворот в стране, в результате которого к власти пришла военная хунта «черных полковников». Семь лет этого диктаторского режима стали для Греции временем откровенного антидемократизма, расправ с политическими противниками и общегосударственного террора. Но США это не волновало, Америка поддерживала «полковников» оружием и деньгами до самого падения режима, ведь хунта демонстрировала главное для США – «беспримерный антикоммунизм».

В конце Второй мировой войны, после итальянской и немецкой оккупации, в Греции развернулась полномерная гражданская война. В стране с населением около 7 млн человек на фоне экономической депрессии и нехватки продовольствия уже в 1944 г. началась борьба за власть между монархистами, умеренными демократами западно-европейского образца[1] и разнообразными левыми группировками, среди которых наиболее мощной была ЭЛАС и ее военное крыло – Национально-освободительный фронт (ЭАМ).

ЭЛАС организовала подпольная Коммунистическая партия еще в 1942 году. Это движение вело активную партизанскую борьбу против немцев и коллаборационистов, поэтому его популярность в массах была велика, а шансы получить власть после победы в войне оценивались высоко. После крушения фашистского режима в Италии в июле 1943 года и изгнания германских войск временные режимы под управлением англичан пытались установить власть без участия коммунистов. На этом этапе США прямо в греческие события не вмешивались, но помогли перебросить в страну две английские дивизии (около 30 тысяч солдат). На время внутриполитическая и партизанская борьба затихла.

Гражданская война возобновилась в марте 1946 года, в это время складывалась ситуация, когда левые силы могли достичь окончательного успеха и взять власть в стране. Внимательно следившие за ходом событий США при таком раскладе уже не могли оставаться в стороне. Штаты начали поставки вооружений и военного снаряжения правительству Греции и направили в страну военных специалистов, помогавших в борьбе против ЭАМ. В Греции оказалось около 250 офицеров сухопутной армии США и порядка 200 военнослужащих ВВС и ВМФ. Обучение и тренировки греческих правительственных войск были организованы по американским стандартам. «В поле» боевые действия правительственных сил против партизан направлялись советниками из США. Например, именно по совету американцев людей изгоняли из населенных пунктов с целью лишить ЭАМ новобранцев, укрытия и продовольствия.

С 1947 г. США поддерживали и иные репрессалии правительства против левых: только в июле этого года за антиправительственные действия под арест и суд попали около 4 тысяч человек. По образцу ЦРУ и ФБР было создано Центральное агентство информации и внутренней безопасности, по сути дела тайная полиция (KYP).

«Доктрина Трумэна» – любые методы против коммунизма

Вмешательство США в греческие дела вышло на новый уровень после провозглашения «доктрины Трумэна». В феврале 1947 г. англичане сообщили в Вашингтон, что более не могут содержать греческий временный режим в нарастающем противостоянии с левыми силами. А через месяц президент Гарри Трумэн обратился к Конгрессу США с посланием о необходимости срочно выделить деньги из бюджета на военную помощь Греции и Турции.[2] «Доктрина Трумэна» провозглашала стремление США бороться с распространением «мирового коммунизма» всевозможными методами и по всему миру. Это означало оказывать поддержку любым правительствам, которые сами пытаются противостоять этому «глобальному злу». Греции было срочно выделено 400 млн долларов, Турции – около 100 млн.[3]

Влияние США в Греции росло пропорционально финансовой поддержке. В 1948 г. новый госсекретарь Дж. Маршалл инструктировал главу особой «Американской миссии помощи Греции» (AMAG) Д. Грисуолда о необходимости «реорганизации» греческих правительств таким образом, чтобы это отвечало интересам США, а тех, кто будет этому противиться, увольнять с государственной службы. Да и ранее, в сентябре 1947 г., вице-премьер К. Цалдарис по указанию Грисуолда выступил с заявлением о роспуске кабинета. Редактировал его речь лично американский посол Линкольн Мак-Виг (Lincoln McVeagh). Правительства менялись, а доминирование США только росло. В 1950 г. новый посол Г. Грэйди прямо угрожал прекратить экономическую помощь, если не будет изменен состав кабинета министров.

Гражданская война в Греции закончилась в 1949 г. полным поражением левых сил. В 1964 г. Дин Раск (Dean Rusk)[4] говорил, что тогда «уничтожение каждого повстанца обошлось США в 50 тысяч долларов».[5] Это, конечно, преувеличение. По сводным неофициальным данным, с обеих сторон были убиты и умерли от ран 145 тысяч человек, а казнены были около 6 тысяч. После окончания войны, как считается, 350 тысяч человек оказались в тюрьмах и лагерях, около 60 тысяч сторонников ЭЛАС и коммунистов сумели эмигрировать.[6] Какую долю из американской военной помощи Греции в 1947-49 гг. правительства потратили именно на ведение боевых действий, оценить сложно. Расходы США на «спасение Греции от коммунистов» были велики, но итоговый результат оправдал эти военно-политические «инвестиции».

Еще до разгрома левых, в ноябре 1947 г. в памятной записке AMAG руководству Госдепартамента отмечалось: «Мы установили практически полный контроль за национальным бюджетом, налогообложением, печатанием денег, ценовой политикой и политикой в области заработной платы, государственным планированием… а также экспортом и импортом… вектором реорганизации вооруженных сил»[7]. Таким образом, в общем итоге в конце 1940-х гг. США достигли желаемых и весьма важных целей в Греции, манипулируя предоставлением больших объемов экономической и военной помощи.

Долгосрочные результаты участия США в событиях 1946-48 гг. состояли в том, что все левые силы были «выдавлены» из политического процесса, оттеснены от реальной власти на 25 лет (до демократических реформ 1974 г.). В то же время коалиции умеренно консервативных сил вместе с восстановленной монархией довольно прочно заняли «жизненный центр» политического процесса и удерживали нужный для США курс внешней политики Греции.

Наконец, важнейшим итогом стало то, что 18 февраля 1952 г. Греция (вместе с Турцией) вступила в НАТО.[8] Это было так называемое «первое расширение» (The First Expansion) Североатлантического альянса – исключительно важный шаг хотя бы потому, что географически обе страны Восточного Средиземноморья не имели прямого отношения к «оборонительным целям» в Северной Атлантике. Однако это расширение и создание новой «зоны ответственности» очень хорошо вписывалось в контекст набиравшей обороты холодной войны: речь шла о глобальной борьбе с влиянием Советского Союза.

Более того, в 1953 г. был подписан первый договор, по которому США получили возможность использовать территорию Греции в военных целях. Это позволило Пентагону получить крупную военно-морскую базу в заливе Суда на острове Крит (глубоководная якорная стоянка для значительной части средиземноморского 6-го флота США), равно как и десятки других значимых военных объектов (аэродромы, пункты дальней радиолокации и т.п.). Иначе говоря, США кроме союзных отношений в рамках НАТО создали договорную основу для двустороннего военного сотрудничества с Грецией. За пять десятилетий после 1946 г. Греция получила от США экономической и военной помощи на сумму в 11,2 млрд долларов. По другим неофициальным данным, только военной помощи до 2016 года Греция получила на 28,8 млрд долл.[9]

Кипр преткновения

В середине 1960-х в Греции наметилось усиление либеральных сил. После довольно долгого «политического затишья» развернулась борьба вокруг нескольких важных сюжетов, среди которых видное место занимал вопрос о расширении политических прав и свобод граждан и ограничение полномочий монарха. Многие политики поднимали и неприятную для Вашингтон тему об ослаблении зависимости Греции от США и развитых стран Западной Европы. Наконец, после 1963 г. обострился конфликт вокруг острова Кипр, получившего независимость от Великобритании в 1960 г.

Анкара претендовала на создание на острове отдельного государства для турецкого населения и/или присоединения части острова к Турции. В то же время среди греков-киприотов были сильны настроения в пользу «Энозиса», воссоединения с Грецией. Эта идея, естественно, имела множество сторонников среди афинских политиков и части военных кругов. Перерастания спора о судьбе острова в вооруженное столкновение между Грецией и Турцией удавалось избегать, но сам межэтнический конфликт не прекращался. Многое зависело от позиции США. Сложность для Вашингтона состояла в том, что и Турция, и Греция были союзниками по НАТО. Но Турция считалась более сильным и нужным союзником на южном фланге альянса, чем Греция, что и определило позицию США в конфликте. Все же греко-турецкий конфликт из-за Кипра грозил перерасти в необычную ссору внутри Североатлантического союза, и лидеру блока, Соединенным Штатам, это было совсем не нужно. Вашингтон предпочитал выступать в роли посредника между обеими странами и предполагал держать конфликт в «замороженном» состоянии столь долго, сколь позволят обстоятельства.

А в Греции премьер-министр либерального толка Георгиос Папандреу попытался найти свой путь решения всех назревших проблем, включая и помощь Кипру. Крайнее недовольство США вызвали его заявления о возможности принять помощь СССР в случае войны с Турцией из-за Кипра. Его сын Андреас (министр экономики в правительстве отца) демонстрировал еще более радикальные взгляды, не скрывая стремления ослабить зависимость Греции от США.[10] С точки зрения общей идеологии НАТО заявления молодого греческого политика вообще выглядели неслыханным безобразием. Он считал, например, что Греция может независимо от США развивать вполне дружественные отношения с СССР, а также с социалистическими Болгарией, Югославией и Албанией. По мнению Папандреу-младшего, давно пора было вывести из страны американские военные базы и разведывательные структуры НАТО. В Вашингтоне не сдерживали эмоций по поводу попыток греческих либералов занять особую позицию по кипрскому вопросу.

«В задницу ваш парламент и вашу конституцию!». Так президент США Линдон Джонсон ответил на опасения греческого посла относительно предложенного Вашингтоном плана разрешения кипрского конфликта, который противоречил конституции страны и позиции парламента. Джонсон добавил: «Америка – слон. Кипр – блоха. Если две блохи продолжат раздражать слона, они могут быть просто-напросто раздавлены его тушей… Греки получают от нас много добротных американских долларов, господин посол. Если ваш премьер-министр разглагольствует о демократии, парламенте и конституции, то он, его парламент и его конституция долго не продержатся».[11]

В чем-то президент США оказался прав: вскоре в Греции обострилась борьба политических сил, возник правительственный кризис, а затем целых два антиконституционных заговора. Постоянные конфликты между королем Константином, взошедшим на престол в 1965 г., и парламентом, приводили к частой смене кабинета министров, что только усиливало нестабильность. В июле 1965 г. Папандреу-старший указом короля был выведен из состава правительства.[12] Папандреу-младшему не суждено тогда было занять место отца, как это ранее многие предполагали. Андреас рассорился с влиятельной спецслужбой KYP (Центральное агентство информации и безопасности), пытаясь заставить снять «прослушку» с телефонов министров (и самого себя) и не передавать эти данные ЦРУ. Он вызвал гнев и самого ЦРУ, ибо захотел, чтобы деятельность KYP финансировалась не прямо Вашингтоном, а греческим правительством, и ему же была подотчетна.

Политический кризис 1967 года

К середине 1960-х годов в Греции наблюдался кризис власти и рост недовольства в обществе экономической политикой. В январе 1966 г. одновременно бастовали более 80 тысяч рабочих. В июне 1966 г. 20 тысяч банковских служащих и более 6 тысяч почтовых работников объявили 48-часовую забастовку. В августе на несколько дней бросили работу 150 тысяч государственных служащих, а в октябре бастовали 180 тысяч строителей. Кроме экономических требований, появились и призывы к проведению свободных выборов. Правительство отвечало разгоном политических митингов силами полиции. Появились и «новые» идеи среди политиков крайне правой и монархической ориентации. Они полагали, что выход из сложной ситуации – это приход к власти военных, которые успокоят общество, но сохранят и монархию, и систему политических партий.

Роль военных в Греции всегда была заметной. Они уже приходили к власти во время политических кризисов, но затем передавали власть гражданскому правительству. Но в Греции 1960-х гг. основу офицерского состава армии составляли выходцы из средних и нижних слоев общества. Для них служба в армии была едва ли не единственным «социальным лифтом», ибо гражданское образование было платным, а военное оплачивало государство. Таким образом, в военной элите ощутимо стало присутствие выходцев из среднего класса, в основном из крестьян, и заявления военных о том, что они не понаслышке знают чаяния большинства греков, звучали реалистично и находили отклик в обществе. Второй особенностью ситуации в 1967 г. стало то, что заговор по установлению диктатуры готовили две разные группы, которые условно можно назвать «генералы» и «полковники» (вторая группа – в основном как раз выходцы из средних слоев).

30 марта 1967 г. ушло в отставку правительство, и по поручению короля П. Каннелопулос неудачно пытался сформировать новый кабинет. В итоге 14 апреля парламент был распущен и на 28 мая назначены новые выборы. Еще в феврале, опасаясь победы либеральной оппозиции на выборах, король дал указание начальнику Генерального штаба Г. Спандидакису составить план установления военной диктатуры. Командующие армейскими корпусами генералы К. Колиас, Г. Зоитакис, И. Манетас составили Высший военный совет, который должен был управлять страной от имени короля. Генералы долго колебались относительно сроков установления военного режима. О планах нерешительных заговорщиков узнала «малая хунта» – «полковники». Предводителем этой группы был сотрудник спецслужб (и ЦРУ, и KYP) полковник Георгиос Пападопулос.[13]

ЦРУ дает добро

Как пишет Е.Г. Круговая, «полковник Пападопулос стал вторым человеком в Центральной службе информации (КИП) – греческом аналоге ЦРУ – и выступал в роли связного между американскими и греческими разведывательными органами, координировал деятельность греческой контрразведки и ЦРУ, накануне переворота занимал должность заместителя начальника Третьего бюро Генерального штаба. Во многом его тесная работа с разведывательными организациями США дала повод исследователям и политикам говорить о причастности США к перевороту 21 апреля 1967 г.».[14]

Действительно, администрация Джонсона имела отношение к политическому кризису, а с января 1967 г. через ЦРУ была осведомлена и о подготовке военного переворота. Соединенные Штаты видели близость переворота и, вероятно, могли бы его предотвратить, но осознанно решили не противодействовать военным и спецслужбам. Идеалы свободы и демократии, за которые США призывали сражаться по всему миру, в этой ситуации даже не упоминались, и перевороту был дан «зеленый свет».

«Полковники» оказались куда расторопнее «генералов». Они не колебались и назначили свое выступление на 21 апреля, применив план из арсенала НАТО, известный как «Прометей». Он подразумевал использование вооруженных сил в стране, над которой нависла и внешняя, и внутренняя угроза. Утром 21 апреля в Афинах на улицах появились танки, а радио передавало обращение Попадопулоса о том, что в стране происходит «революция», цель которой – прекратить анархию и хаос. Население в целом пассивно отнеслось к перевороту, хотя было ясно, что диктатура устанавливается за месяц до назначенных выборов, на которых ожидалась победа А. Папандреу и коалиции либеральных сил. Уставшие от политической сумятицы греки не выступили открыто в защиту демократического правления.

В путче вместе с военными участвовали как афинская резидентура ЦРУ, так и греческая ветвь «Гладио» (LOK).[15] 21 апреля силы подполковника К. Асланидеса захватили министерство обороны, а бригадный генерал С. Паттакос занял ключевые позиции в столице (в т.ч. все узлы связи, здание парламента и королевский дворец). В первые же дни были арестованы несколько тысяч человек, подозревавшихся в нелояльности военному режиму. Протест посла США Ф. Тэлбота касательно действий военных был чистой формальностью. В ответ на его возмущение, вероятно, искреннее, в частном разговоре с главой афинской резидентуры ЦРУ Джоном Мори по поводу «изнасилования демократии», посол услышал фразы, которые не подлежат академическому цитированию.

«Черные полковники»

«Да это лучшее правительство со времен Перикла!». Это радостное восклицание американского генерала, упомянутое в британской газете «Обсервер» (The Observer), – блистательный пример реакции заинтересованных деятелей из США на смену власти в Греции.[16] «Лучшим правительством» по итогам переворота оказался триумвират из Г. Попадопулоса, С. Паттакоса и Ст. Макарезоса. Они получил прозвище «черные полковники» – за общий сумрачный вид всей троицы и явный репрессивный характер проводимых ими мероприятий.

Пападопулос сначала был временным правителем, затем премьер-министром, а после принятия Конституции 1968 г. – президентом. Военные изначально стремились к тому, чтобы создать жестко управляемое государство и на основе внутренней стабильности обеспечить поступательное развитие страны. Правда, их пребывание у власти сразу было омрачено попыткой контрпереворота, который неожиданно собрался осуществить король Константин. Весной он выступил «гарантом» легитимности действий военных, а осенью пожелал вернуть власть себе. Военная хунта была прекрасно осведомлена о его намерениях и спровоцировала короля на неподготовленные резкие действия. 12 декабря королю вручили ультиматум, по которому он должен был официально назначить Пападопулоса премьер-министром.

Восстание сторонников короля планировалось начать в г. Ларисса на базе греческих ВВС. Одновременно генерал Манетас должен был занять Генеральный штаб греческой армии и объявить себя его начальником. Манетас был арестован, а в ответ на обращение короля к народу по радио и призыв к восстанию ничего не произошло — войска подчинились новой власти, народного возмущения в поддержку монарха тоже не наблюдалось. Король Константин был вынужден отправиться в изгнание в Рим. Американские дипломаты и разведчики во всех этих событиях участвовали косвенно (посол Тэлбот встречался в министерстве обороны с Пападопулосом и всеми высшими военными), но монарха против военной хунты поддерживать не стали.[17] На следующий день «черные полковники» сами выступили по радио с заявлением о том, что был пресечен заговор «преступной конспиративной организации, имевший целью уничтожение государства и законного порядка». Константина формально ни в чем не обвинили, и в церквах по распоряжению Синода продолжались молитвы за семью короля, но эти события окончательно подорвали веру народа в необходимость существования в Греции монархии. «Черные полковники» не спешили отстранять короля даже от номинальной власти, а ликвидацию монархии провели законным способом, по итогам референдума в 1973 г.

Что касается США, то новые правители Америку в целом устраивали. В указаниях американским дипломатам в Афинах в январе 1968 г. прозвучала первичная установка – США желают иметь «рабочие отношения» с захватившей власть военной хунтой. Впрочем, некоторые приличия пришлось соблюдать: заместитель госсекретаря Н. Катценбах указывал, что без консультаций со всеми странами НАТО не стоит спешить с формальной встречей с новым министром иностранных дел Греции. Впрочем, если в секретной дипломатической переписке и присутствовало испанское слово «хунта» (Junta), то официально и публично США военный режим признавали и называли «правительство Греции» (GOG, Government of Greece).

Семь лет режима «черных полковников» стали для Греции временем откровенного антидемократизма, расправ с политическими противниками, общегосударственного террора. Отец и сын Папандреу были схвачены и почти год содержались под стражей. Позже под давлением международной общественности Андреас был отпущен и эмигрировал в Швецию, но за продолжение критики нового режима был лишен греческого гражданства. Папандреу-старший умер в 1968 г., находясь под домашним арестом.

Вся оппозиционная деятельность жестко пресекалась. Военная (по сути – политическая) полиция ESA во главе с Д. Иоаннидисом действовала яростно и эффективно. На центре для задержанных военной полицией висел девиз заведения: «Входящий сюда выходит или нашим другом, или калекой».[18] Организация «Международная амнистия» пыталась поставить вопрос о беззакониях, необоснованных арестах и политических преследованиях уже в 1969 г., когда скопилась информация о более чем двух тысячах замученных пытками людей. Но «буря» была недолгой и только в общественном мнении малых европейских стран. США не собирались оказывать давление на хунту в вопросах внутренней политики, даже если речь шла о нарушениях прав человека и тому подобных «пустяках». Сам же военный режим, не дожидаясь усиления критики и избегая необходимости объясняться с кем бы то ни было, в декабре 1969 года просто вывел Грецию из Совета Европы.

Вашингтон все это заботило мало, поскольку военная хунта демонстрировала главное, по словам американского посла, – «беспримерный антикоммунизм». Американцы, правда, не забывали напоминать «черным полковникам» о необходимости возврата через какое-то время к «конституционализму», но главное, судя по всему, было не в этом. Как докладывал 27 марта 1968 г. в Вашингтон посол Тэлбот: «Наши цели состоят в том, чтобы правительство улучшало двусторонние отношения с Турцией и двигалось в сторону разрешения кипрской проблемы, а также занимало политическую позицию, которая смогла бы удовлетворить остальные страны НАТО».[19]

Поэтому, считал посол, нужно было не ссориться с хунтой, а, напротив, ускорить доставку в Грецию военной помощи: особенно актуальны минный тральщик («в условиях нарастания советского военного присутствия в Средиземном море»), транспортные и учебные самолеты и прочее. «Рабочие отношения» развивались. Более того, как выяснилось позднее, хунта успела даже «поучаствовать» в политическом процессе в самой Америке. «Черные полковники» выделили 550 тысяч долларов на избирательную кампанию Спиро Агнью (Spiro Agnew, он же Спиридонос Агнопулос, американец греческого происхождения), который баллотировался вместе с республиканцем Ричардом Никсоном в 1968 г. и стал вице-президентом США.

Греция продолжала получать военную и финансовую помощь. Военный режим в этом отношении мало чем отличался от предшествовавших ему «угодливых» правительств 1950-х и начала 1960-х гг.[20]

Более всего Америку волновали тогда проблемы недопущения дальнейшего раскола между союзниками по НАТО – Грецией и Турцией – из-за возможного обострения кипрского вопроса. Актуальной для США была задача сохранения прочности южного фланга НАТО, а в случае с новым правительством Греции Вашингтон стремился еще и решить вопрос о расширении своего военного присутствия на ее территории. Прежде всего это касалось залива Суда на острове Крит, а именно – сооружения баз для ВВС в дополнение к стоянке 6-го флота. В 1972 г. была достигнута договоренность с военным режимом о том, что порт Пирей (крупнейший в Греции, «ворота в Афины») станет местом постоянного базирования (homeporting) для авианосцев, для чего будет произведена соответствующая реконструкция. Это значительно укрепило позиции США с точки зрения военно-морского присутствия в Средиземном море. В июле 1973 г. в докладе ЦРУ была дана такая оценка этих успехов: «Какой бы ни стала в ближайшие месяцы политика Вашингтона по отношению к внутренним проблемам Греции, США, вероятно, уже испытали лучшие годы отношений с греческой хунтой.  Постоянное базирование авианосца возле Афин с февраля 1974 г.… увеличит военно-морской контингент до 7,5 тысячи военнослужащих ВМФ с 4 тысячами членов их семей. Присутствие США в районе Афин станет очень заметным».[21]

Дипломатические документы США того времени показывают, что Вашингтон мало заботило невыполнение военными обещания о возвращении к демократическому правлению и репрессии по отношению к своим противникам. Приторможенные весной 1967 г. военные поставки возобновились в полном  объеме осенью 1968 г.[22] При президенте Никсоне изменились только организационные формы помощи — военный режим перешел на закупки вооружений у США по долгосрочным кредитам: в докладной записке помощника по национальной безопасности Киссинджера на 1974 г. поставки планировались в объеме 65 млн долл.[23]

В экономическом смысле «черные полковники» были менее зависимы от США, чем в военной сфере. В экономике режим ориентировался на привлечение иностранных инвестиций в те отрасли, которые могли бы обеспечить экономический рост – туризм, производство электроники, банковское дело, военная промышленность.[24] Экономическая политика военного режима в первые годы правления оказалась вполне эффективной. Ориентация на хозяйственное оживление за счет притока внешних инвестиций действительно привела к заметным позитивным результатам. Прирост ВВП составлял от 7,5 до 10% в год, количество безработных сократилось к 1971 г. на 77% и составило всего 17,5 тысячи человек. Росли объемы внешней торговли – как с США, так и со странами Западной Европы. Военные на этом фоне даже объявили в 1973 г. о начале перехода к «управляемой демократии», о проведении некоторых реформ, ослаблявших военный режим (вплоть до выборов в парламент), – но при условии, что Г. Пападопулос еще на 7 лет останется президентом страны.

Но неожиданно Пападопулоса сместила консервативная группировка внутри самой хунты. 25 ноября 1973 г. он был арестован. Новым президентом был назначен генерал Ф. Гизикис, но реальная власть оказалась в руках Д. Иоаннидиса (главы политической полиции и всех спецслужб). США такая перестановка не очень взволновала. Сотрудничество с хунтой продолжалось в том же духе, разве что в докладе занявшему пост госсекретаря Г. Киссинджеру его заместитель У. Лорд (Winston Lord) напоминал, что за выделением Греции очередной порции кредитов на вооружения в 1975 г. «критики греческого режима в Конгрессе будут пристально следить и пойдут в атаку в случае увеличения суммы».[25]

Роковая ошибка «полковников»

«Черных полковников» погубили, однако, проблемы не внутренней, а внешней политики и отказ США поддержать их позицию. В условиях нарастания внутреннего недовольства долгим правлением военных Иоаннидис задумался о «маленькой победоносной войне», которая должна была улучшить имидж хунты и ее поддержку в обществе. Речь шла прежде всего об очередном обострении ситуации вокруг Кипра. Вновь разгорался греко-турецкий конфликт, в котором Соединенные Штаты однозначно придерживались поддержки Турции. Попытка режима Иоаннидиса воспользоваться кипрскими неурядицами, отстранить от власти путем переворота президента Макариоса, ввести войска и присоединить остров к Греции окончилась провалом.

Авантюра Иоаннидиса обернулась тяжелыми последствиями. С официальной мотивировкой «защиты турецкого населения» на Кипре высадились до 40 тыс. турецких солдат, которые оккупировали северную часть острова (37% всей территории). Ничего против турецкого вторжения Греция предпринять не смогла, на поддержку США рассчитывать было нечего. В самой Греции провал авантюры на Кипре окончательно обрушил авторитет «черных полковников». Против них объединились практически все политические силы – как левые, так и правые.[26] В стране стихийно начался процесс преобразований, свидетельствовавший о полной потере военными не то что популярности, но и общего контроля за событиями.

Из-за кипрского кризиса правительство вынуждено было объявить о мобилизации и вооружении населения. Оружие в руках множества граждан стало тем условием, которое позволило греческим офицерам – сторонникам восстановления демократии – потребовать передачи власти гражданскому руководству, что хунта и была вынуждена сделать 23 июля 1974 г.  С 1 августа была вновь введена в действие Конституция 1952 г., восстановлены политические права населения и гражданский контроль над армией. Из Парижа в страну вернулся лидер «Новой демократии» К. Караманлис (престарелый, но весьма популярный политический эмигрант, бывший премьер-министр, либерал прогрессивного толка). В конце июля возникло временное правительство во главе с Караманлисом. Лидеры хунты, включая Пападопулоса, Паттакоса и Иоаннидеса, были арестованы.

В этот момент США не могли оказать «черным полковникам» никакой ощутимой помощи. Военной хунте, прямо скажем, очень не повезло, поскольку именно летом 1974 г. у Америки появились проблемы, на фоне которых внутриполитические коллизии в Греции отошли на третий план. Соединенным Штатам нужно было быстро заканчивать войну во Вьетнаме и выводить оттуда остатки американского военного персонала. Шел процесс «разрядки» в отношениях с СССР и «социалистическими» странами в Европе. Готовилось подписание Акта о безопасности и сотрудничестве в Европе с участием США и Канады. И главное, в момент военной авантюры на Кипре в США к своему финалу подошел грандиозный политический скандал (дело «Уотергэйт»). Американскому истэблишменту было уже не до «черных полковников». 9 августа президент Никсон был вынужден уйти в отставку.

Президентом США стал Джеральд Форд, которому предстояли визит в СССР (ноябрь 1974 г., г. Владивосток) и подписание новых важных договоров, дополнявших ОСВ-1 («Ограничение стратегических вооружений»). В условиях внутриполитического кризиса и при необходимости решать масштабные внешнеполитические задачи никакие сложности с вмешательством в события в Греции новому президенту были просто не нужны. Более того, в Конгрессе уже весьма активно шла работа по расследованию незаконной деятельности ЦРУ за границей («комитет Чёрча», названный по фамилии сенатора от Демократической партии (Frank Church), штат Айдахо). Все эти факторы в совокупности определили то, что ни о какой открытой или тайной помощи «черным полковникам» и речи не было. Военная диктатура в Греции стала достоянием истории.

[1] В Греции был опыт демократической республики. После череды военных переворотов 1925-26 гг. в стране была принята Конституция президентской республики (1927). Король Георгиос II вернулся на трон осенью 1935 г., но с августа 1936 г. его власть была значительно ограничена. Лидер одной из партий («свободомыслящие») генерал Иоаннис Метаксас был назначен премьер-министром. На деле в стране быстро установилась военно-авторитарная диктатура И. Метаксаса. При нем Греция оказалась втянутой во Вторую мировую войну. Сначала на нее напала Италия (осень 1940 г.), потом на помощь итальянцам пришла нацистская Германия. Сам Метаксас в январе 1941 г. неожиданно умер (от флегмоны горла), и мобилизовать народ, возглавить сопротивление оказалось некому. Запоздало пришедшая помощь Англии не смогла предотвратить поражение Греции и оккупацию страны германскими и итальянскими войсками (май 1941 г.)

[2] В Турции в это время происходили события, весьма похожие на греческие внутриполитические коллизии.

[3] [Электронный ресурс] https://en.wikipedia.org/wiki/Truman_Doctrine/

[4] Госсекретарь в 1961-68 гг., в конце 1940-х – работник европейских отделов госдепартамента.

[5] Gibbons, William Conrad. The US Government and the Vietnam War. Executive and Legislative Roles and Relationships. Part III. (January –July 1965) Princeton (N.J.): Princeton University Press, 1989.  P.15.

[6] Эрлихман, В. Потери народонаселения в ХХ веке. Справочник. — М.:  Изд-во «Русская панорама», 2004 .- С.44.

[7] Цит по Блум, Уильям. Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны.  Пер. с англ. под рук. А. Чернова и Е. Логинова; редактор перевода В. Крашенинникова. М.: АНО «Институт внешнеполитических исследований и инициатив», Кучково поле,  2013. С.58.

[8] [Электронный ресурс] https://www.nato.int/docu/review/ru/articles/2012/02/15/istoricheskij-dokument-podtveryodayushchij-vstuplenie-gretsii-i-turtsii-v-nato/index.html

[9] [Электронный ресурс] https://www.quora.com/Does-the-United-States-provide-foreign-aid-to-Greece-to-help-them-bail-out/

[10] Папандреу-младший не только учился в США и даже работал в Университете Калифорнии в Беркли, но и имел американское гражданство. Этот факт особенно взбесил президента Л. Джонсона, когда он узнал о явном «антиамериканизме» молодого греческого политика.

[11] Цит. по Блум, Уильям. Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны. Пер. с англ. под рук. А. Чернова и Е. Логинова; редактор перевода В. Крашенинникова. М.: АНО «Институт внешнеполитических исследований и инициатив», Кучково поле,  2013. С. 320.

[12] Позднее появилась вполне правдоподобная версия о том, что королю Константину резидентура ЦРУ в Афинах (Джон Мори) в этот момент предоставила финансы для подкупа части членов партии самого Г. Папандреу («Союз центра»).

[13] Считается, что на американцев он стал работать еще в годы гражданской войны 1946-49 гг., до этого, при немцах, был коллаборационистом, затем в чине капитана служил в войсках, боровшихся против партизан.

[14] Круговая Е.Г. «Черные полковники» в Греции 1967-1974 /  Новая и новейшая история, №3, 2001. [Электронный ресурс] http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/HISTORY/GREECE.HTM

[15] [Электронный ресурс] https://military-history.fandom.com/wiki/Greek_military_junta_of_1967%E2%80%9374

[16] Цит. по. Блум, У. Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны. С. 328.

[17] Telegram From the Embassy in Greece to the Department of State. Athens, December 14, 1967. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1964-68v16/d348

[18] [Электронный ресурс] https://listverse.com/2014/07/16/10-secret-police-groups/

[19] [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1964-68v16/d365

[20] «Servility of governments» – так об этом пишут греческие исследователи Дж. Ятридес и др. См.  Greek-American Relations. A Critical Review /Edited by Theodore A. Coulumbis and John O. Iatrides.- N.Y., PELLA Publishers, 1980 — P.23-27, 62-65.

[21] National Intelligence Estimate NIE 29.1-73 Washington, July 19, 1973. [Электронный ресурс]

https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76v30/d5

[22] Memorandum From the President’s Special Assistant for National Security Affairs (Rostow) to President Johnson,Washington, October 8, 1968 [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1964-68v16/d371

[23] Memorandum From the President’s Assistant for National Security Affairs (Kissinger) to President. Washington, March 30, 1973. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76v30/d1

[24] Подр. см. Улунян Ар. А. Коммунистическая  партия Греции. История. Идеология. Политика.1956-1974.- М: Фонд греческих исследований, 1995. С.128-149.

[25] Аction Memorandum From the Director of the Policy Planning Staff (Lord) to Secretary of State Kissinger. Washington, February 15, 1974. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76v30/d10

[26][Электронный ресурс] https://aif.ru/society/history/rezhim_chernyh_polkovnikov_istoriya_posledney_voennoy_diktatury_v_evrope