К началу

МУЗЕЙ НАТО

1960-1974
Назад в список
war
rocket

Греческая трагедия. НАТО на Кипре 1960-1974

США и Великобритания не дали Кипру воссоединиться с Грецией, чтобы не допустить ослабления позиций альянса

История

После окончания Второй мировой войны остров Кипр оставался владением Великобритании и вместе с ней в 1949 г. попал в «зону ответственности» НАТО. В 1960 году Кипр формально получил независимость, но по факту остался под влиянием альянса и не имел шансов самостоятельно решать свою судьбу. С 50-х годов на острове шли столкновения между греческой и турецкой общинами. Именно альянс, и главным образом США решали, как выйти из этого кризиса, однако решение было не в пользу населения Кипра. Значительная часть греков-киприотов стремились воссоединиться с Грецией, но Штаты приняли сторону более выгодного альянсу союзника – Турции. Свои мотивы Вашингтон не скрывал: важно было сохранить объекты США/НАТО в этом районе и потенциал оборонного сдерживания, что требовало мира и согласия среди членов альянса. Вторым мотивом было, конечно, сдерживание советского влияния. Чаяния населения никого не волновали. В итоге США удалось не допустить на Кипре масштабных военных действий, но сам конфликт не исчерпан до сих пор. Остров остается расколотым на греческую и турецкую части, хотя «Турецкую Республику Северного Кипра» как независимое государство никто, кроме самой Турции, не признает.

Республика Кипр

В 1960 году США и Великобритания вынудили Афины отказаться от идеи вхождения Кипра в состав греческого государства, и в итоге в 1960 г. по соглашениям, подписанными в Лондоне и Цюрихе, было провозглашено создание Республики Кипр. Соглашения предусматривали равные права для проживающих на тот момент на острове греческих и турецких киприотов. Казалось, что принятая 16 августа 1960 г. конституция Кипра устанавливала компромисс между главными этническими общинами: президентом республики должен быть грек-киприот, вице-президентом – турок. В органах власти квота представителей общин была установлена соответственно долям в населении острова – 70% для греков, 30% для турок. Однако ситуация все равно осталась шаткой.

Оформление конституции не устранило межэтнический конфликт. Президент кипрской республики архиепископ Макариос III стал объединяющей фигурой для нового государства, но не для всех греков, не говоря уже о турках. В ноябре 1963 г. он предложил серию поправок к конституции, но они были отвергнуты турко-кипрской общиной. Турки-киприоты, во главе которых стоял вице-президент доктор Фазиль Кючук, отказались от участия в органах администрации острова. 21 декабря 1963 г. в турецком квартале г. Никосия произошли столкновения турок-киприотов с полицией, а затем почти повсеместно между общинами греческих и турецких киприотов. Со временем противостояние с греками привело к тому, что места проживания турецкого меньшинства стали замкнутыми анклавами. Кючук выступил с предложением о разделе острова на греческую и турецкую части по 35-й параллели. По инициативе Великобритании 15 февраля 1964 г. Совет Безопасности ООН начал рассматривать кипрский вопрос, и в тот же день Макариос сообщил о подготовке Турции к военному вторжению на остров. 4 марта 1964 г. СБ ООН принял резолюцию № 186, в соответствии с которой на остров прибыли небольшие миротворческие силы ООН.[1]

Неравнозначные союзники

Вашингтон в этом конфликте принял сторону Турции и выступал за ее интересы по защите и расширению прав турок-киприотов. Такая позиция была понятна: Турцию рассматривали в качестве более сильного и важного, чем Греция, союзника на южном фланге НАТО. Турция сама «просилась» в НАТО, кроме того, Вашингтон высоко оценил участие турецкого контингента в 4,5 тысячи человек в войне в Корее.[2] К тому же у Турции была граница с главным противником НАТО – Советским Союзом. До 1963 г. на ее территории, кроме военных баз альянса, были размещены еще и американские ракеты с ядерными боеголовками, нацеленными на европейскую часть СССР.[3] Турция в большей степени, чем Греция, могла быть привлечена к обеспечению интересов США и НАТО на Ближнем и Среднем Востоке.

К тому же конфликт между странами самого альянса, да еще и с взаимными территориальными претензиями в Вашингтоне видели как подрывающий единство НАТО. Для того чтобы избежать перехода спора в военную фазу, Америка приложила немало усилий. Как считает греческий исследователь В. Куфудакис, позиция США в пользу интересов Турции четко проявилась уже на секретных греко-турецких переговорах (с посредничеством Вашингтона) по Кипру в первой половине 1960-х годов.[4] Кроме посреднических услуг для переговоров сторон, Вашингтон использовал и методы прямого давления на Грецию. Заметим, что даже сегодня официальная турецкая интерпретация событий середины 1960-х гг. заключается в том, что Греция в целях присоединения всего Кипра тайно прислала на остров 20 тысяч военнослужащих.[5] Стремясь не допустить вспышки вооруженного насилия по инициативе греков, США заставили режим «черных полковников» вывести с Кипра свыше 10 тысяч солдат.[6] 17 января 1968 г. госсекретарь Дин Раск докладывал президенту Джонсону: «В течение последних четырех лет мы дважды дипломатически вмешивались для того, чтобы остановить перерастание греко-турецкого спора из-за Кипра в войну.<> Мы пришли к выводу, что нужны новые усилия, чтобы достичь устойчивого решения опасной проблемы, и обозначили, что главная роль в этих усилиях будет за США».[7]

Средиземноморский Фидель Кастро

Особой проблемой в «треугольнике» отношений США-Греция-Турция было руководство самого Кипра. В течение 1960-х гг. правительство архиепископа Макариоса подчеркнуто негативно относилось к военной активности НАТО в восточной части Средиземного моря, и более того, поддерживало Движение неприсоединения к военным блокам. Явным вызовом для НАТО стало сотрудничество с СССР и странами Восточной Европы. На Кипр были поставлены советские вооружения (например, старые, но добротные танки Т-34), из ЧССР и Югославии прибыли торпедные катера типа «Комсомолец». Непокорный Западу архиепископ заслужил прозвище «Средиземноморский Фидель Кастро» и вызывал ненависть как греческих ультранационалистов, так и Вашингтона.

В циркулярной телеграмме, направленной во все столицы стран НАТО, госсекретарь Раск объяснял союзникам позицию США: «Макариос и его окружение не собираются признавать форму энозиса, которая бы устроила правительство Турции, но, вероятно, предпочитают продолжение независимого существования». Особенно беспокоила Раска поддержка Макариоса со стороны АКЕЛ, организации левых патриотов Кипра (по словам госсекретаря — «крипто-коммунистов»).[8]

Переворот «черных майоров»

В 1970-е годы, прикрываясь идеями «энозиса», подпольную борьбу против правительства Макариоса вела организация ЭОКА-Б, тесно связанная с ЦРУ и секретными службами пришедшей в 1967 г. к власти в Греции военной хунты «черных полковников». В ноябре 1973 г. фактическим руководителем Греции стал Димитриос Иоаннидис, глава политической полиции и спецслужб, на которого ориентировались деятели ЭОКА-Б. Иоаннидис был сторонником устранения Макариоса и фактической аннексии острова. О возможности подобного развития событий знали и в США. Госсекретарь Киссинджер предупредил Иоаннидиса, что США будут против военной авантюры на Кипре. Но тут «коса нашла на камень» – греческий диктатор считал, что он сам знает, как справиться с решением кипрской проблемы. В апреле 1974 г. Иоаннидис принял решение о захвате власти на Кипре. Макариос знал о подготовке переворота, и 1 июля правительство приняло решение отстранить греческих офицеров от командования Национальной гвардией Кипра.

На следующий день Макариос написал письмо президенту Греции Ф. Гизикису, в котором обвинил греческое правительство в заговоре и потребовал отозвать 650 греческих офицеров из Национальной гвардии Кипра. 11-13 июля в Афинах приняли решение ускорить переворот. Греческий генерал Г. Бонанос поручил непосредственное руководство военной акцией офицерам Национальной гвардии Кипра (М. Георгицису и др.). При поддержке Иоаннидиса военные начали переворот и собирались силой воссоединить острова с Грецией. Мятежников тут же прозвали «черными майорами» по аналогии с их вдохновителями в Афинах. Ранним утром 15 июля офицеры начали действовать: попытались захватить президентский дворец и убить Макариоса. ЭОКА-Б захватила кипрское радио и передала сообщение о смерти архиепископа. Президентом был провозглашен Никос Сампсон (Георгиадис). На самом деле Макариос бежал в Пафос и на волне частной радиостанции опроверг информацию о своей гибели. Митрополия Пафоса стала единственным очагом сопротивления мятежникам.

Представители миротворческих сил ООН предложили Макариосу эвакуироваться, но сначала он сделал второе радиообращение к народу. Когда мятежники начали обстрел Пафоса с моря, Макариос был эвакуирован миротворцами ООН. Британским самолетом президента вывезли на Мальту, затем в Лондон, а 18 июля он оказался в США. В это время мятежники попытались вступить в контакт с американцами и заручиться поддержкой, но посол Генри Таска (Henry J. Tasca, занимал должность с 1968 г.) дал весьма туманный ответ. В это время госсекретарь Киссинджер и директор ЦРУ У. Колби решили, что позиция США – «сделать так, чтобы греки не сражались».[9]

Раскол острова

19 июля состоялось заседание Совета Безопасности ООН, посвященное кипрской проблеме, на котором выступил сам Макариос. Он обвинил Грецию в дестабилизации ситуации на Кипре. Но дело не ограничилось вмешательством греческой военной хунты в дела острова. 20 июля на Кипр вторглись турецкие войска, и внутригосударственный конфликт на острове вновь перешел в фазу греко-турецкого противостояния. Военная операция турецкой армии получила название «Аттила». Силы национальной гвардии Кипра составляли 13 пехотных батальонов, каждый численностью 350-400 военнослужащих. При мобилизации развертывались еще 28 резервных батальонов (около 200 бойцов каждый). Греческих военнослужащих на острове в момент начала конфликта было около 2,3 тысячи чел. Греческие военные не решались, да и не могли послать на Кипр большие армейские подразделения, в ночь на 22 июля с о. Крит были переброшены только группы спецназначения. В этот же день произошла высадка второго эшелона турецкого десанта на плацдарме Пантемили.

Турки имели огромный численный и технический перевес, доминировали в воздухе и потому смогли разгромить и киприотов, и малочисленные десантные подразделения Греции.[10] Как считает Л. Вишня, исход дела решила «позиция США и Великобритании, которые по существу на 100% встали на сторону Турции».[11] Правда, представитель США Дж. Сиско призвал турецкого премьер-министра Эджевита не расширять зону боевых действий на Кипре, пригрозив серьезным ухудшением американо-турецких отношений.[12] Пришедший к власти в результате переворота Сампсон ушёл в отставку, кипрская хунта «ирредентистов» у власти не удержалась. После затухания вооруженных столкновений и восстановления гражданского правления президентом вновь стал Макариос. Однако турецкие войска в итоге взяли под контроль треть территории Кипра. При этом раскол острова на греческую и турецкую части был по существу формализован по инициативе Анкары и с согласия США. На занятой турецкими войсками территории появилось «Турецкое Федеративное Государство Северного Кипра».

Острые коллизии на Кипре чуть не вызвали международный кризис с участием СССР. На штабной корабль советской эскадры в Средиземном море крейсер «Жданов» 15 июля пришла шифротелеграмма о военном перевороте на Кипре. Затем поступили распоряжения Главного штаба ВМФ о выдвижении советских кораблей к острову: ракетный крейсер «Грозный» и противолодочный корабль «Красный Кавказ» заняли линию дозора на западе от Кипра. Эскадренный миноносец «Пламенный» встал южнее, тральщики и противолодочные корабли заняли позиции к северу и востоку от острова.[13] К счастью, прямого вовлечения Советского Союза в кипрский конфликт не произошло, но не исключено, что присутствие этой эскадры сыграло роль в том, что США надавили на Турцию и Грецию для скорейшего прекращения боевых действий и завершения кризиса.

В эти дни судьбу Кипра в Америке определяли без учета реальных интересов населения. Главное – будущее стратегических позиций НАТО по итогам конфликта. Позиция Вашингтона была четко обозначена 28 июля в рекомендациях для госсекретаря от специальной группы по кипрской проблеме. «Наши фундаментальные интересы в этом районе: 1) поддержание западного потенциала оборонного сдерживания, который требует сплоченности НАТО, сохранения объектов США/НАТО в этом районе и гармонии греко-турецких отношений; 2) сдерживание советского влияния. Нестабильность на Кипре угрожает обоим этим интересам. Греко-турецкие разногласия ослабляют обороноспособность Альянса, а военные действия между Грецией и Турцией нанесут ему серьезный удар. Кроме того, это может легко привести к укреплению позиций СССР на Кипре, а также в Греции или Турции или в обоих случаях. Таким образом, у США нет фундаментальных целей в отношении самого Кипра, кроме как в контексте влияния Кипра на другие интересы США».[14]

В общем итоге вмешательство на стороне Турции принесло Америке нужные результаты в том смысле, что конфликт был остановлен. Влияние США и действия в пользу наиболее выгодного по меркам НАТО союзника привели к тому, что в 1983 году турки-киприоты и их новый лидер Рауф Денкташ окончательно провозгласили создание независимого государства – Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК, TRNC). Пользуясь покровительством США, Турция сохранила на Кипре свой воинский контингент и стала единственной страной, которая признала новое государство во главе с Денкташем. Потворство Турции со стороны Вашингтона продолжалось долго. Несколько решений Совета Безопасности ООН, принятых в 1974 г., предусматривавших вывод с Кипра иностранных войск и возможность возврата беженцев к местам проживания, ни Турция, ни турки-киприоты не выполняли.[15]

Потери сторон

Сегодня считается, что за время боёв на острове 1974 г. потери турецких военнослужащих составили 498 человек, турки-киприоты потеряли 70 солдат и 270 мирных жителей, убитых греческими военными при отступлении. Потери греков оказались значительно больше – всего около 4 тысяч человек. Более того, «взорвавшийся» межэтнический конфликт привел к тому, что на юг острова бежали до 200 тысяч греков, а на север – до 65 тысяч турок.[16]

Некоторая обида греков на США за поддержку и «черных полковников», и Турции в кипрском конфликте выразилась в том, что ставший президентом К. Караманлис заявил о выходе Греции из военной организации Североатлантического договора (по примеру Франции, сделавшей такой шаг в 1967 г.). Этот демарш оказался недолгим. В 1980 г. Греция вернулась в военную организацию альянса, а в 1983 г. правительство под руководством А. Папандреу пролонгировало двусторонние военные соглашения с США и договорилось о дополнительной военной помощи.

Пути разрешения межэтнического конфликта на Кипре не найдены до сих пор. Все попытки примирить враждующие этнические общины путем референдумов (включая и план Генсека ООН Кофи Аннана в 2004 г.) результатов не дали.

А может быть, это так и задумано Вашингтоном – все время держать малых и больших союзников по НАТО в напряжении в отношениях между собой? Может быть, «кнут и пряник», военная помощь и угрозы ее прекратить, уговоры и обещания, интриги спецслужб, государственные перевороты – это и есть нормальная жизнь внутри альянса при лидерстве США?

[1] [Электронный ресурс] https://prokipr.ru/cyprus_history_15_july_1974.html

[2] [Электронный ресурс] https://topwar.ru/143800-turciya-i-nato-istoriya-lyubvi-i-nenavisti.html

[3] Ракеты «Атлас» были вывезены из Турции  в соответствии с договоренностями между США и СССР, достигнутыми после Карибского кризиса в октябре 1962 г.

[4] Coufoudakis, Van. American Foreign Policy and the Cyprus Problem, 1974-78: the «Theory of Continuity Revisited» // Greek-American Relations. A Critical Review /Edited by Theodore A. Coulumbis and John O. Iatrides.- N.Y.:  PELLA Publishers, 1980.  P.109-111.

[5] [Электронный ресурс] https://www.mfa.gov.tr/how-did-the-greek-cypriots-persecute-the-turks-of-cyprus-between-1963-1974_.en.mfa

[6] [Электронный ресурс] http://repository.bilkent.edu.tr/bitstream/handle/11693/47714/MA%20Thesis%20Orhun%20Bayraktar.pdf

[7] Memorandum From Secretary of State Rusk to President Johnson. Washington, January 17, 1968. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1964-68v16/d358

[8] Circular Airgram From the Department of State to the NATO Capitals. Washington, July 12, 1967. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1964-68v16/d295

[9] Transcript of Telephone Conversation Between Secretary of State Kissinger and Director of Central Intelligence Colby.  July 19, 1974. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76v30/d102

[10] [Электронный ресурс] https://topwar.ru/177328-tragicheskie-stranicy-istorii-kipra-krovavoe-rozhdestvo-i-operacija-atilla.html

[11] [Электронный ресурс] https://proza.ru/2021/08/25/1575

[12] Editorial Note [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76v30/d104

[13] [Электронный ресурс] https://www.kiprinform.com/stories_of_cyprus/kipr-1974-god-istoriya-voennogo-konflikta/

[14] Briefing Memorandum From the Cyprus Task Force to Secretary of State Kissinger.Washington, July 28, 1974. [Электронный ресурс] https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76v30/d122

[15] [Электронный ресурс] https://www.newworldencyclopedia.org/entry/Turkish_invasion_of_Cyprus

[16] В. Эрлихман приводит значительно меньшие цифры потерь обеих сторон.  См. Эрлихман В.В. Потери народонаселения в ХХ веке. Справочник. — М.: Русская панорама, 2004. С. 44, 79.