К началу

МУЗЕЙ НАТО

1960-1967
Назад в список
war
rocket

НАТО в Конго: против свободы и демократии 1960-1967

В результате заговора Бельгии и США был убит первый демократически избранный премьер-министр Конго, а страна на несколько десятилетий погрузилась в политический хаос

История

В середине прошлого века Бельгия стала терять контроль над своей колонией Конго и в 1960 году была вынуждена признать ее независимость. Однако уйти с миром колонизаторы не смогли. Попытки сохранить влияние и вмешательство во внутреннюю политику со стороны Бельгии и США привели к расколу Конго на несколько враждующих фракций и политическому кризису. Апогеем вмешательства стало одно из самых громких политических убийств ХХ века – в результате организованного США заговора был расстрелян премьер-министр Демократической Республики Конго Патрис Лумумба и двое его соратников.

Предыстория

Колониальное господство европейцев в Конго установилось в конце XIX века. Инициатором и главным финансовым «спонсором» освоения долины реки Конго изначально выступил король Бельгии Леопольд II, получивший в 1885 г. международные права на колонию «Свободное государство Конго». Король владел этой территорией 23 года и сколотил огромное состояние (более миллиарда в современных долларах). После 1908 г. принадлежащая государству колония «Бельгийское Конго» – по размерам сопоставимая с Западной Европой и с населением около 15 млн человек – приносила огромные доходы за счет добычи каучука, экспорта древесины, а позднее — меди, алмазов и золота.[1] Бельгийцы управляли жестко, не допуская к высшим административным постам никого из местной племенной элиты[2] и установили систему расовой сегрегации. В Конго было довольно много белых иммигрантов из разных социальных слоев, но они всегда занимали положение выше местных жителей.

В начале ХХ века в южной провинции Катанга были открыты залежи урановых руд. Бомбы, сброшенные американцами на Хиросиму и Нагасаки в августе 1945 г., были изготовлены из урана, добытого на конголезском месторождении Шинколобве.[3] После Второй мировой войны рудники в бельгийском Конго давали 50% мировой добычи урана, и почти весь этот продукт покупали США.[4] В 1947 г. США получили из Конго 1440 тонн уранового концентрата, в 1951 г. – 2792 тонны, через два года – 1600 тонн. Наличие множества разведанных залежей природных ископаемых стало фактором стремительного развития Конго на фоне других колоний в Африке. Здесь был высокий уровень общей образованности населения, урбанизации и индустриального развития. Уже в 1950-е гг. средняя зарплата в промышленности вдвое превышала этот показатель в других колониях на «Черном континенте». Вскоре в Конго сформировался новый средний класс европеизированных африканцев (т.н. «évolués»).

Конго ждет перемен

Именно представители «évolués» стали основой африканского националистического движения, которое заявило о себе после Второй мировой войны. Движение представляло собой несколько партий и групп, отличавшихся не столько идеологией, сколько тем, что они представляли интересы одного крупного народа (этноса) или одной из провинций. Их пыталось объединить Конголезское национальное движение (КНС), чтобы достичь прежде всего полной независимости страны от Бельгии. Главными деятелями КНС были Патрис Лумумба, Сирил Адула и Жозеф Илео. Основным конкурентом КНС было движение АБАКО (Alliance des Bakongo) во главе с Жозефом Касавубу, представителем многочисленного народа баконго. Деятели из АБАКО утверждали, что независимое Конго должно быть государством с доминированием именно этого этноса. Третьей важной силой был КОНАКАТ (Confédération des Associations Tribales du Katanga; «Конфедерация объединений племен провинции Катанга»). Эту группу возглавлял Моиз Чомбе.

4 января 1959 г.в административной столице колонии Леопольдвилле политическая демонстрация переросла в беспорядки и столкновения с полицией. Погибли 49 человек, а общее количество потерпевших превысило 500 человек. Демонстрации за независимость и уличные беспорядки стали обычным делом. Правительство Бельгии пыталось сохранить контроль над колонией и предложило программу перехода к независимости Конго в течение нескольких лет. Первые выборы в органы местного самоуправления с полноправным участием местного населения были намечены на декабрь 1959 г. Патриоты из КНС и других групп решили их бойкотировать. Ответом бельгийских колониальных властей стали полицейские репрессии и арест Лумумбы «за подстрекательство к беспорядкам».

Между тем недовольство колониальным порядком нарастало. Многие чернокожие жители отказывались платить налоги и выполнять установленные бельгийцами законы. Резкий рост популярности идей независимости привел к радикализации и белого населения. Белые (преимущественно бельгийцы и французы) планировали даже совершить государственный переворот в случае, если к власти придет правительство конголезских националистов. В условиях некоторого ослабления колониальной администрации белое население начало формировать милицейские отряды и нападать на чернокожих активистов.

Бельгийские официальные власти в эти дни рассматривали возможность предоставить Конго «внутреннюю автономию». Министр колоний Огюст де Шривер в январе 1960 г. встретился в Брюсселе с руководителями всех основных конголезских партий. В преддверии этой конференции Патрис Лумумба был выпущен из-под ареста и возглавил делегацию КНС-Л (фракции своих сторонников). Правительство Бельгии предложило вариант перехода к независимости в течение 30 ближайших лет, что категорически не устроило конголезских националистов – они потребовали «независимость к 30 июня этого года!» Бельгийцы начали кампанию против Лумумбы, обвинив его в приверженности «коммунизму», а также поддержали его основного соперника – Моиза Чомбе и КОНАКАТ. Но все же бельгийское правительство было вынуждено организовать всеобщие выборы в мае 1960 г. На них победили сторонники Лумумбы (КНС), и он сформировал свое первое правительство 24 июня. Остановить процесс создания нового государства в Африке было уже невозможно.

Псевдонезависимая республика

Провозглашение независимой Республики Конго состоялось 30 июня. Политически новое государство стало своеобразной полупрезидентской республикой, в которой исполнительная власть была поделена между президентом и премьер-министром. Жософ Касавубу был провозглашен президентом, а Патрис Лумумба – премьер-министром. Несмотря на возражения КОНАКАТ, Конституция провозглашала «централизм» – верховенство власти центрального правительства в Леопольдвилле, без передачи существенных полномочий на провинциальный уровень. При этом бельгийское правительство рассчитывало, что белые смогут сохранить свои позиции на долгий срок, поскольку Республика Конго в административном смысле опиралась на «Force Publique» (жандармерию и полицию, где командиры были преимущественно из европейцев).

Генерал-лейтенант Эмиль Янссенс (бельгиец) отказался рассматривать независимость Конго как повод к изменениям в работе жандармерии. 5 июля начался мятеж чернокожих служащих полиции против своих белых командиров. Протесты распространились на столицу, а потом и на гарнизоны по всей стране. Лумумба сместил Янсенсса и переименовал «Force Publique» в Национальную армию Конго (НАК). Все чернокожие военнослужащие были повышены по меньшей мере на один ранг. Виктор Лундула был назначен командующим этих новых вооруженных сил, будучи повышен в звании от старшего сержанта сразу до генерал-майора. В то же время Жозеф-Дезире Мобуту (тоже в прошлом сержант, а теперь подполковник и близкий помощник Лумумбы) стал заместителем Лундулы как начальник нового Генерального штаба. Правительство попыталось прекратить восстание, Лумумба и Касавубу лично выступили в Леопольдвилле и Тисвиле, убеждая солдат сложить оружие, но в большей части страны мятеж только усиливался. Белое население повсеместно становилось объектом грабежей и убийств.

От колонизации к интервенции

9 июля Бельгия без согласования с Лумумбой высадила десантные войска для защиты белых гражданских лиц. Бельгийская интервенция разделила Лумумбу и Касавубу. Касавубу принял бельгийское вмешательство, а Лумумба, напротив, призвал «всех конголезцев защитить нашу республику» от возращения колонизаторов. 11 июля корабли бельгийского ВМФ начали эвакуацию белого населения, однако потом они же обстреляли прибрежные города. Это вновь вызвало погромы по всей стране. Одновременно бельгийские войска вошли в несколько городов (в том числе в столицу), где вступили в сражения с подразделениями новой конголезской армии. Кризис развивался стремительно и драматично.

А вот в провинции Катанга бельгийские войска не только не встретили сопротивления, но и поддержали сепаратистов. 11 июля Моиз Чомбе объявил эту южную провинцию Конго независимым государством со столицей в г. Элизабетвиль, а себя – президентом. Чомбе и КОНАКАТ утверждали, что жители Катанги этнически принципиально отличаются от народа «баконго» и других конголезских народностей. Отделение было частично мотивировано желанием сепаратистов сохранить доходы от добычи меди и других полезных ископаемых. Крупнейшая горнодобывающая компания в провинции Катанга UMHK («Union Minière du Haut Katanga») принадлежала известной холдинговой компании «Société Générale de Belgique» и первоначально поддержала отделение от Конго.

Воодушевленное UMHK бельгийское правительство тоже поддержало независимую Катангу, призвав военных и гражданских служащих оставаться на своих постах. Бельгийский бизнес и поддерживающая Бельгию Франция опасались, что центральное правительство перейдет к национализации промышленности. Стремившийся к созданию «своего» государства Чомбе на бельгийские деньги начал создавать армию – вербовать наемников, в основном из белых жителей Южной Африки и Родезии.

Через месяц после отделения Катанги сепаратисты из области Касаи (к северу от Катанги) тоже объявили об автономии от центрального правительства и назвали свое государство Южное Касаи со «столицей» в г. Бакванга. Здесь со спонсорами сепаратизма тоже было все понятно. Южное Касаи было гораздо меньше, чем Катанга, но давало почти весь объём добычи алмазов в Конго. Эта провинция была в основном заселена народом луба, а «президент» нового образования Альбер Калонджи опирался на бельгийскую горнодобывающую компанию «Forminière».

Расширение конфликта: ООН, СССР и США

Лумумба расценивал поддержку сепаратистов со стороны Бельгии как заговор с целью уничтожить только что обретенную независимость страны. Правительство Конго 12 июля 1960 г. направило Генеральному секретарю ООН просьбу об «оказании военной поддержки для предотвращения отправки в Конго бельгийских войск». Развитие сепаратизма и вооруженных конфликтов, чреватых распадом государства, действительно обеспокоили ООН. Генеральный секретарь ООН норвежец Даг Хаммаршельд предложил СБ ООН принять резолюцию № 143, призвав Бельгию вывести войска из Конго и заменить их миротворцами ООН. Прибытие «Оперативной группы ООН в Конго» (ONUC) изначально одобрили Лумумба и центральное правительство Касавубу. Правда, Хаммаршельд не стал использовать войска ООН для оказания помощи центральному правительству против сепаратистов, объяснив мандат войск ООН как «создание условий» для эвакуации белого населения.

Тогда Лумумба обратился к Советскому Союзу, что, по мнению экспертов, определило его дальнейшую судьбу.[5] СССР тут же согласился помочь новому государству подавить сепаратистов, и почти тысяча советских военных советников вскоре прибыли в Конго. Действия Лумумбы окончательно раскололи центральное правительство: резко против советского военного присутствия был Касавубу. И, естественно, привлечение СССР вызвало сильное беспокойство в Вашингтоне. Видимо, с этого момента можно считать, что США стали воспринимать события в Конго не только как кризис, связанный с крушением колониализма, а как «статусный конфликт». Речь в данном случае идет не столько о положении Конго, сколько о поддержании статуса СССР и США как супердержав, способных оказать влияние на положение дел в любой точке мира вдали от своей территории. Для США важным было показать возможность военно-политического присутствия в Конго и предотвратить усиление влияния СССР, которое в случае успеха Лумумбы могло быстро распространиться на иные государства Африки.[6]

Тем временем при поддержке СССР две тысячи солдат Национальной армии Конго (НАК) начали крупное и успешное наступление против Южного Касаи, которое, нельзя не заметить, сопровождалось межэтническими распрями и массовой гибелью мирного населения. СССР полностью встал на сторону Лумумбы в борьбе за сохранение независимости и единства Конго. 9 сентября советское правительство выступило с заявлением, в котором действия командования миротворцев ООН расценивались как «попытка заменить в Конго одних колонизаторов другими в форме коллективного колониализма стран НАТО».[7] Действительно, Патрис Лумумба «бросил вызов» именно этой мощной группировке во главе с США.

В это время уходящая администрация[8] Дуайта Эйзенхауэра получала депеши от африканских «станций» ЦРУ о том, что в Конго идет «классическая коммунистическая интервенция» и страна может пойти по пути Кубы. Сам президент выразил обеспокоенность тем, что действия правительства Лумумбы угрожают интересам США. После заседания Совета по национальной безопасности 25 августа 1960 г. Специальная группа советников по Конго уже обсуждала «необходимость несложных действий против Лумумбы», не исключающих способов «избавиться от него». На следующий день директор ЦРУ Ален Даллес отправил указания резидентуре своего ведомства в Леопольдвилле: «на самом верху считают устранение Лумумбы главной и неотложной целью». На следующий день сотрудники «станции» приступили к разработке заговора против Лумумбы.[9]

Примерно в это же время созрел и другой заговор, цели которого совпадали с устремлениями Вашингтона, Брюсселя и Парижа. Это был вариант устранения Лумумбы силами его политических соратников, ставших теперь противниками. Один из заговорщиков (Жозеф-Дезире Мобуту) уже установил полный контроль над армией и наладил получение военной помощи Конго из-за рубежа. 5 сентября 1960 г. президент Касавубу объявил по радио, что он увольняет Лумумбу (его обвинили в организации массовых убийств в Южном Касаи). Именно Касавубу первым пообещал народу Конго помощь Соединенных Штатов. Как верно замечает Ю.В. Запарий, «решение Касавубу о низложении правительства Лумумбы, принятое под явным нажимом Вашингтона, стало для СССР явным сигналом того, что США под прикрытием ООН намереваются восстановить в Конго порядки, существовавшие при колонизаторах».[10]

Эндрю Кордье, американский представитель в делегации ООН в Конго, использовал свои связи, чтобы блокировать возможность Лумумбы и его фракции (КНС-Л) публично ответить на обвинения в измене и организации беспорядков. Однако обе палаты парламента поддержали Лумумбу и осудили Касавубу. Теперь уже Лумумба пытался отстранить Касавубу от должности, но тоже не смог получить необходимую поддержку.

Мобуту поначалу выступил на стороне Касавубу против Лумумбы, который был помещен под домашний арест под охраной миротворцев ООН (солдаты из соседней Ганы). Внешнее кольцо охраны составили солдаты НАК.[11] Теперь же Жозеф-Дезире Мобуту провел «свой» государственный переворот: объявил о том, что отстраняет от власти и Касавубу, и Лумумбу.

С этого момента изменилась и расстановка сил, которые искали внешнего покровительства для Конго. Уже не Касавубу, а Мобуту стал главным «якорем» американцев в политическом хаосе расколотого на враждующие фракции Конго. С ним в постоянном контакте находились посол США Клэр Тимберлэйк, а более всего – шеф «станции» ЦРУ Лоуренс «Ларри» Дэвлин (Lawrence R. Devlin).[12] Судя по имеющимся документам, весь замысел перехода власти к Мобуту и военным также принадлежал американцам. Именно под руководством Дэвлина разрабатывались сценарии приведения к власти проамериканских деятелей.

Яды для Лумумбы

История с попытками убить Лумумбу очень ярко отражает как драматизм событий в Конго, так и роль США и их союзников по НАТО. В своих мемуарах, опубликованных в 2008 году, Дэвлин рассказывает, что он якобы до последнего противился физическому устранению Лумумбы силами именно американских агентов.[13] Дело в том, что начальство из штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли очень торопило его с убийством Лумумбы и 19 сентября 1960 г. сообщило о направлении в Леопольдвилль особого специалиста. 27 сентября состоялась встреча Ларри с прибывшим «Джо из Парижа», «химиком» из ЦРУ. На вопрос Дэвлина, кто дал санкцию на такого рода действия, ответ был: «Сам Эйзенхауэр».

Парижский визитер оставил Дэвлину целую коллекцию ядов для ликвидации Лумумбы: порошки, жидкости и даже зубную пасту, после использования которой человек заражался сильнейшей формой полиомиелита и быстро умирал.[14] По не зависящим от него причинам Ларри Дэвлину не пришлось прибегать к использованию ядов, но так или иначе документы сенатского «комитета Чёрча»  (1975 г.), а также расследование бельгийской правительственной комиссии (2001 г.) неопровержимо доказывают: низложение Лумумбы и его физическое устранение входили в планы ЦРУ, составленные по прямому указанию Алена Даллеса.[15]

Между тем и дальнейшие военно-политические коллизии были исполнены драматизма. Взявший власть Мобуту заменил посты президента и премьера «Коллегией комиссаров». При этом он сразу же приказал выставить из страны советских военных советников. Мобуту также заявил, что военный переворот и его жесткое правление «должны отрезвить» всех конголезских политиков.

Впрочем, были предприняты и попытки сближения между соперничающими конголезскими фракциями, которые привели к образованию нового правительства во главе с С. Адула. Но недовольные члены КНС-Л («лулумбисты») бежали на восток страны в Стэнливилль, где в ноябре 1960 г. возникло повстанческое правительство – оппозиция центральной власти в Леопольдвилле. Во главе его встал Антуан Гизенга. Эта группа была скоропалительно признана СССР и КНР в качестве законного правительства Конго и даже смогла выставить 5,5 тысячи солдат против 7 тысяч правительственных войск. Такое развитие событий очень серьезно обеспокоило Вашингтон и страны НАТО.

Смерть за независимость

А Лумумба 27 ноября сбежал из-под домашнего ареста туда же, в Стэнливилль, где он рассчитывал собрать большинство своих сторонников. Преследуемый войсками, верными Мобуту, он был взят в плен 1 декабря 1960 г. и в наручниках доставлен в Леопольдвилль.

7 декабря 1960 г. состоялось срочное заседание Совета Безопасности ООН по рассмотрению требований СССР о немедленном освобождении Лумумбы, его восстановлении в должности главы правительства Конго и о разоружении сил Мобуту, но до итоговой резолюции СБ дело не дошло. На развитие событий в Конго позиция ООН повлияла мало и расправу над Лумумбой вряд ли могла предотвратить. В плену Лумумба был подвергнут пыткам и перевезен в Тисвиль, а затем в провинцию Катанга, где был передан силам Моиза Чомбе.

17 января 1961 г. Лумумба и двое его соратников Жозеф Окито и Морис Мполо были расстреляны военными из армии Чомбе и тут же захоронены. Вскоре по указанию бельгийских офицеров тела казненных были вырыты из неглубокой могилы и подверглись расчленению, затем их облили серной кислотой и останки вновь закопали. До 13 февраля правительство Катанги и бельгийцы скрывали факт гибели Лумумбы, а потом появилось заявление, что он якобы бежал из-под стражи и был убит какими-то людьми в окрестностях Элизабетвилля (совр. Лумумбаши).[16]

«Лумумба был зверски убит, вне всякого сомнения, по указанию ЦРУ».[17] Насколько это верно? Уже упоминавшийся «комитет Чёрча» в Сенате США в 1975 г. признал подготовку ЦРУ к убийству конголезского лидера, но не нашел доказательств прямого участия сотрудников ведомства в фактическом убийстве. Однако на самом деле шеф «станции» ЦРУ Ларри Дэвлин прекрасно знал, что «Лумумбу передают его заклятым врагам, не противился этому и скрыл информацию об этом от Вашингтона, предполагая, что в ином случае вмешался бы государственный департамент и попытался бы спасти Лумумбу».[18]

События в Конго в связи с убийством Лумумбы были далеки от завершения. С июля 1960 г. ООН приняла ряд дополнительных резолюций, призывавших к полному выводу бельгийских войск и наемников из провинции Катанга, а со своей стороны в 1961 г. была вынуждена увеличить численность ONUC до 20 тысяч человек. Мандат этих сил не позволял принимать ту или иную сторону во внутреннем конфликте, но все же миротворцы ONUC были уполномочены арестовывать иностранных наемников.

18 сентября 1961 г. генсек ООН Хаммаршельд прилетел в г. Ндола (Северная Родезия, недалеко от границы с Конго). При попытке приземления самолет разбился, и Хаммаршельд погиб. Новый генсек ООН У Тан стремился разрешить кризис быстро и радикально. В декабре 1962 г. Чомбе заставили подписать декларацию, в которой он согласился признать власть центрального правительства и отказаться от претензий на независимость Катанги. Правда, произошло столкновение войск ООН и жандармов Катанги около Элизабетвиля. После провала попытки достичь соглашения о прекращении огня войска ООН заняли Элизабетвиль, что побудило Чомбе вообще покинуть страну. Вскоре после этого было подписано соглашение о прекращении огня. Постепенно войска ООН взяли под контроль остальную часть провинции Катанга, и 21 января 1963 г. Чомбе сдал свой последний укрепленный район.

Переговоры противоборствующих конголезских фракций завершились утверждением новой Конституции, которая расширила полномочия президента, урезала власть премьер-министра и частично удовлетворила региональные элиты, увеличив число провинций с 6 до 21 при расширении их автономии. Конституция также изменила название государства (добавили слово «Демократическая» к «Республике Конго»). В ожидании новых выборов был распущен парламент. Касавубу опять назначил Чомбе, бывшего лидера Катанги, временным премьер-министром. Страны НАТО одобрили эту кандидатуру, поскольку Чомбе считался ярым врагом коммунизма, но среди африканских лидеров он слыл просто марионеткой Запада. Новые выборы были назначены на 30 марта 1964 г., но в это время опять вспыхнуло мощное восстание в центральных и восточных районах Конго. Период политического кризиса привел к разочарованию в центральном правительстве. Стали звучать требования добиться «второй независимости».

«Народная Республика Конго»

Повстанцев, называвших себя «Simba» (на языке суахили – «лев»), вдохновляли идеи Патриса Лумумбы о полной независимости от Запада. Но в целом «Симба» имели смутную идеологию, частично основанную на концепциях, похожих на китайский маоизм. Повстанцы даже основали государство – Народную Республику Конго опять со столицей в Стэнливилле. Кристоф Гбенье стал ее президентом. Новое государство получило военную помощь от Советского Союза и Китая, а Куба даже отправила туда около 100 военных советников, во главе которых был лично Эрнесто Че Гевара.

В итоге это восстание было подавлено, как и все остальные впоследствии. Мятеж движения «Симба» был сокрушен силами правительства, наемников, интервенцией Бельгии и вмешательством США. Чомбе, опираясь на Мобуту, большую часть своих бывших наемников из Катанги направил против повстанцев. Наемники-европейцы и белые жители Южно-Африканской Республики составили 5-й Отряд специального назначения НАК. Их командир, британец из ЮАР Майк Хоар («Бешеный Майк», Mike Hoare)[19] не скрывал, что это подразделение отъявленных головорезов. Действия наемников имели постоянную поддержку со стороны ЦРУ.

В октябре 1964 г.повстанцы «Симба» взяли под стражу оставшееся белое население Стэнливилля (около 1600 чел). Для освобождения заложников в Конго снова прибыли бельгийские десантники. По сути дела, эта была «малая операция» союзников по НАТО. Действия бельгийцев поддержали США: ВВС предоставили самолеты, а ЦРУ – знавших Африку пилотов. «Народная Республика Конго» и ее вооруженные силы во главе с Николасом Оленга продержались в Стэнливиллле немногим более трех месяцев. 24 ноября американские боевые самолеты и транспорты с бельгийскими десантниками начали операцию («Красный дракон», Operation Dragon Rouge) по захвату аэропорта и освобождению заложников. В итоге около 70 заложников и около тысячи мирных жителей погибли, но большинство находившихся под стражей были освобождены.

Далее последовали политические перестановки по указаниям Вашингтона и Брюсселя. Вновь возникший политический хаос привел к тому, что ставленник американцев Мобуту 25 ноября 1965 года провел очередной государственный переворот, полностью захватил власть и ввел чрезвычайное положение на пять лет. Первоначально его правление получило широкую популярность, что позволило ему укрепить свою власть и даже отменить пост премьер-министра (1966) и распустить парламент (1967). Число провинций снова сократилось, а их автономия была ограничена. В 1967 г. Мобуту создал партию «Народное движение революции», которая вплоть до 1990 г. была единственной легальной партией в стране. В 1967 г. была проведена денежная реформа (денежная единица заир заменила франк). Приняли новую конституцию, которая установила президентскую республику. В 1970 г. Мобуту был избран президентом, а в 1971 г. страну переименовали в Заир.

Мобуту стал единоличным правителем страны, сумел нейтрализовать всех оппозиционеров. По «иронии истории», в новой идеологии убитый Лумумба был объявлен национальным героем, пионером борьбы за независимость, который пал жертвой заговора внешних сил, а Мобуту здесь был вроде совсем ни при чем.

Во внешней политике правительство Мобуту ориентировалось на США и страны НАТО. В 1973 г. его радушно принял в Белом доме президент Ричард Никсон. Стоит заметить, что за годы правления проамериканского режима США не построили на территории Конго ни одного военного объекта. Конго не имеет удобного и широкого выхода к морю, строительство баз для ВВС и сухопутных сил в центре Африки, по всей видимости, для США тогда не имело большого смысла. Однако целых 30 лет (!) страны НАТО могли не опасаться появления в крупнейшем государстве в центре Африки какой-то иной военно-политической силы, способной «бросить вызов» влиянию Запада. В том, что касается деятельности разведки, США обрели еще и верного союзника. «Мобуту и ЦРУ», по мнению У. Блума, – «брак, заключенный на небесах».[20] Впрочем, как вспоминал бывший сотрудник ЦРУ Дж. Стокуэлл, «дикарь» Мобуту не был марионеткой США и не состоял на прямом содержании ЦРУ. В одном случае в конце 1960-х ему предлагали 25 тыс. долларов за некие нужные для ЦРУ действия. Он сделал, что просили, но от денег отказался. Уже тогда «это были пустяки при огромных суммах на его счетах в европейских банках».[21] Диктатору Конго было достаточно общей поддержки со стороны Америки и НАТО для того, чтобы править страной и использовать ее ресурсы по своему усмотрению.

Экономическая политика Мобуту открывала широкие возможности для американского бизнеса. Но, видимо, американцы не стремились получить доступ к ресурсам страны. После 1967 г. на мировом рынке урана и некоторых минералов наметился спад. К тому же запасы урана в Конго оказались значительно меньше, чем в других странах, которые становились мировыми лидерами по добыче этого сырья (Австралия и Канада, а в Африке – ЮАР и Нигер).

Популярность Мобуту и прочность его режима стали снижаться к концу 1970-х гг. Это объяснялось исключительно диктаторскими методами правления Мобуту, беззастенчивой коррупцией и массовой нищетой населения. В 1994 г. – как следствие гражданской войны в Руанде – началось переселение беженцев на территорию Заира. Хорошо известные непримиримой враждебностью друг к другу народы хуту и тутси и на новом месте начали устраивать столкновения. В 1997 г. на востоке Заира возник мятеж против Мобуту. Диктатор наконец-то был свергнут. 18 мая солдаты «Альянса демократических сил» (лидер – Лоран-Дезире Кабила) вошли в столицу страны (теперь г. Киншаса). Кабила провозгласил себя президентом Демократической Республики Конго.

Если этот момент считать рубежом, завершающим развитие Конго после кризиса 1960-х годов, то можно сказать, что после гибели Лумумбы пребывание у власти проамериканского режима Мобуту не превратило эту богатую природными ресурсами страну в общество материального достатка и социальной стабильности. С одной стороны, нельзя отрицать заметный прогресс в развитии: Конго занимает первое место в мире по производству промышленных алмазов и кобальта, является ведущим мировым производителем меди. В то же время для населения страны почти в 109 млн человек (2022 г.) общие показатели нельзя назвать блестящими. Уже в 1990 г. у страны накопился огромный внешний долг в 13 млрд долларов, а совокупный ВВП составлял только 9 млрд. Доход на душу населения был около 230 долл. в год. Определенный рост начался с 2003 года, и к 2008 г. ВВП достиг 13 млрд долл.[22] В 2021-2022 г. ВПП составлял 12,69 млрд и 10,88 млрд соответственно.[23] При пересчете по паритету покупательной способности (ППС) этот показатель составил примерно 45,3 млрд долл. (то есть на уровне значительно менее населенных, чем Конго, Иордании или Туркменистана).

При этом до 90% экономического продукта создается в сфере теневой экономики.[24] С конца 1980-х гг. разного рода группировки использовали политические неурядицы в Конго, конфликты между этой страной и ближними и дальними соседями (Уганда, Ангола, ЮАР и др.) для незаконной добычи и контрабанды ценного сырья (включая уран и кобальт). В 2002 г. доклад комиссии ООН указал на 34 компании из Европы и Азии, которые заняты не вполне законным импортом — вывозят из Конго полезные ископаемые через Руанду.[25] Проблема незаконной добычи и вывоза особенно касается алмазов и золота. Как считается, с середины 1990-х гг. до трети всех добываемых в Конго алмазов уходит контрабандой в соседние страны. Так, в 1997 г. Уганда экспортировала около 7 тонн золота (на сумму свыше 100 млн долл.), в то время как ее собственная официально заявленная золотодобыча составила всего 6,4 кг.[26] Общий объем ежегодной контрабанды алмазов уже в 2002 г. достиг отметки в 400 млн долл.

Сегодня Демократическая Республика Конго – небогатая страна, на 203-м месте в мире по ВВП на душу населения (на уровне Либерии в Африке или Афганистана в Азии).[27] Можно с уверенностью утверждать, что реализация идей Патриса Лумумбы привела бы Конго к иным результатам. Но история не знает сослагательного наклонения – борец за подлинную независимость и прогрессивный реформатор погиб в результате заговора двух стран НАТО – США и Бельгии.

Но дело Патриса Лумумбы продолжили соратники. После падения Мобуту престарелый Антуан Гизенга создал свою политическую партию, а в 2006 г. на некоторое время стал премьер-министром ДРК. Идеи Лумумбы о независимом развитии и сегодня актуальны для многих стран за пределами «евро-американской цивилизации», они сохраняют свое влияние в концепциях многих африканских лидеров и политических движений.

Послесловие

В феврале 2002 г. в ответ на доклад государственной комиссии, в котором содержались неопровержимые обвинения Бельгии в причастности к смерти Лумумбы, бельгийское правительство признало «моральную ответственность» страны за это и принесло официальные извинения.[28] 30 июня 2018 г. в Брюсселе по единогласному решению городского совета была открыта площадь Патриса Лумумбы. В честь 60-летия независимости Конго 30 июня 2020 г. король Филипп написал «историческое» письмо президенту Конго Феликсу Чиcекеди. В нем бельгийская монархия впервые выразила народам Конго «глубокое сожаление из-за ран, нанесенных в прошлом».[29]

На этом все. Членам НАТО можно лишить страну независимости и убить демократически избранного руководителя государства, а потом просто сказать «извините, так уж вышло».

 

[1] [Электронный ресурс] https://www.democracynow.org/2011/1/21/patrice_lumumba_50_years_later_remembering

[2] Иначе дело обстояло у французов и англичан. Например, представители французского Сенегала с середины XIX века заседали даже в Палате депутатов в Париже. Алжир и вовсе не считался колонией, а назывался «заморским департаментом», т.е. частью Франции.

[3] [Электронный ресурс] https://www.atomic-energy.ru/SMI/2015/05/06/25621

[4] [Электронный ресурс] https://www.independent.co.uk/news/world/africa/eisenhower-ordered-congo-killing-711217.html

[5] [Электронный ресурс] https://www.telesurenglish.net/analysis/Patrice-Lumumba-The-Most-Important-Legacy-of-the-Republic-of-the-Congo-20200117-0010.html

[6] Маныкин А.С., Михайлов С.А. К вопросу о характеристиках «статусного конфликта» (на примере конголезского кризиса 1960-1965 гг.)//Конфликты и кризисы в международных отношениях: проблемы истории и теории / Проблемы американистики. Выпуск 11. — М.: МГУ / Изд-во МАКС-Пресс, 2001. С. 256-280.

[7] Запарий Ю.В. Миротворческие операции ООН: эволюция концепции и ее реализация ( середина 40-х- начало 70 гг. ХХ в.) — Екатеринбург : Уральский государственный университет /«Полиграфист», 2005.  С. 76-78.

[8] В ноябре в США должны были пройти президентские выборы; соперниками в них выступили республиканец Р. Никсон (вице-президент при Эйзенхауэре) и демократ, сенатор от штата Массачусетс Джон Ф. Кеннеди.

[9] [Электронный ресурс] https://www.globalsecurity.org/intell/ops/congo.htm

[10] Запарий Ю.В. Миротворческие операции ООН: эволюция концепции и ее реализация. С. 76.

[11] [Электронный ресурс] https://face2faceafrica.com/article/the-chilling-details-of-patrice-lumumbas-assassination-and-how-he-was-dissolved-in-acid

[12] Американский исследователь Д. Робарж подробно описывает эти установки американской разведки и дипломатии на основе недавно рассекреченных документов. Этот автор особо замечает, что дипломаты среднего звена в Конго (Дж. М. Годли, Э. Гийон) не очень одобряли действия сотрудников ЦРУ — «махинации», по словам Робаржа, нацеленные на подготовку и проведение переворота. См. статью Д. Робаржа о секретных операциях в издании «Studies of intelligence» vol. 58, #3 , September 2014. [Электронный ресурс] https://www.cia.gov/library/center-for-the-study-of-intelligence/csi-publications/csi-studies/studies/vol-58-no-3/pdfs-vol-58-no-3/Robarge-FRUS%20and%20the%20US%20in%20Congo-1960-68-12Sep2014.pdf/

[13] Devlin, Lawrence. Chief of Station, Congo: Fighting the Cold War in a Hot Zone. — N/Y.: Public Affairs, 2008.

[14] [Электронный ресурс] https://www.theafricareport.com/58653/drc-how-the-cia-got-under-patrice-lumumbas-skin/

[15] [Электронный ресурс] https://en.wikipedia.org/wiki/Patrice_Lumumba/

[16] [Электронный ресурс] https://www.britannica.com/biography/Patrice-Lumumba

[17] [Электронный ресурс] https://www.globalsecurity.org/intell/ops/congo.htm

[18] [Электронный ресурс] https://www.globalsecurity.org/intell/ops/congo.htm

[19][Электронный ресурс] https://www.washingtonpost.com/local/obituaries/mad-mike-hoare-mercenary-in-congo-who-later-led-a-failed-coup-dies-at-100/2020/02/05/cd70451c-478c-11ea-ab15-b5df3261b710_story.html

[20] Блум, Уильям. Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны.  Пер. с англ. под рук. А. Чернова и Е. Логинова; редактор перевода В. Крашенинникова. М.: АНО «Институт внешнеполитических исследований и инициатив», Кучково поле,  2013. С. 391.

[21] [Электронный ресурс] https://www.democracynow.org/2011/1/21/patrice_lumumba_50_years_later_remembering

[22][Электронный ресурс]  https://studwood.net/1240642/geografiya/osnovnye_pokazateli_ekonomicheskogo_razvitiya

[23] [Электронный ресурс]  https://take-profit.org/statistics/gdp/

[24]  [Электронный ресурс] http://economic-basic.ru/ekonomiki-stran-mira/ekonomika-demokraticheskoy-respubliki-kongo.html

[25] [Электронный ресурс]  https://archive.globalpolicy.org/images/pdfs/0412report.pdf

[26] [Электронный ресурс] http://corruption.rsuh.ru/magazine/5-1/n5-13.html

[27] [Электронный ресурс] https://be5.biz/makroekonomika/gdp/cd.html

[28] [Электронный ресурс] https://www.blackpast.org/global-african-history/lumumba-patrice-emery-1925-1961/

[29] [Электронный ресурс] https://en.wikipedia.org/wiki/Belgian_apologies_to_the_Congo