К началу

МУЗЕЙ НАТО

1950-1953
Назад в список
war
rocket

ЧУМА, ЯЗВА И ХОЛЕРА: СОЮЗНИКИ США В КОРЕЕ 1950-1953

Фарфоровые бомбы, отравленные мухи и японские Менгеле – в чем обвиняли США во время Корейской войны

Фотофакт

war
war
war
war
war
war

История

Война в Корее 1950-53 годов стала первой крупной военной операцией США во время «Холодной войны». Корейский конфликт считается опосредованным вооруженным столкновением стран НАТО с войсками Китая и СССР. Общий ход войны достаточно широко известен, и мы рассказываем о нем на сайте. Вместе с тем она таит в себе несколько зловещих страниц, выходящих даже за рамки военной жестокости. Одна из них – биологическое оружие.

Строго говоря, факты применения авиацией США биологического оружия в Корее до сих пор служат предметом споров. Штаты, разумеется, всё отрицают, хотя даже в наши дни идет активная дискуссия по поводу участия США, например, в работе биолабораторий на Украине. В те годы главными обвинителями были Китай и Северная Корея. Советский Союз обвинения поддерживал, усиливая их международный резонанс. Однако за всю войну пострадавшие смогли собрать большое количество фактов, которые было бы крайне сложно системно фальсифицировать. Кроме того, погружение в эту тему открывает и другие «темные» страницы действий НАТО.

Отдельные заявления о том, что американцы применяют на фронте биологическое оружие, начались с первого года войны. В то же время в июне 1950 года министру обороны США Джорджу Маршаллу был представлен доклад Комитета по химической, биологической и радиологической войне и рекомендации в пользу срочной разработки программы биологического оружия. Центр исследования биологического оружия в Форт-Детрике в штате Мэриленд был расширен, а также открыт еще один в городе Пайн-Блафф в штате Арканзас.

С января по март 1952 года КНР неоднократно заявлял о локальных вспышках инфекционных болезней в ряде северокорейских провинций, в Пхеньяне и даже в Маньчжурии – на территории самого Китая. Речь шла о таких болезнях, как например, холера и чума. Военные и политики США продолжали категорически отрицать причастность к этим инцидентам. При этом в Китае и Северной Корее уже активно применялись меры по защите от эпидемий – улицы в некоторых городах посыпались хлоркой, а люди в общественных местах активно пользовались раствором марганцовки для дезинфекции. Из СССР на помощь прибыли 1406-й инфекционный госпиталь и 18-й противочумный отряд.

Китайская фотография зараженных блох, по версии КНР распространяемых Соединенными Штатами

Глава МИД Северной Кореи Бак Хон Ён в феврале 1952 года наряду с обвинениями сообщил о том, что США сотрудничают с бывшими офицерами японской армии. Прозвучали имена генералов Масадзи Китано и Сиро Исии, которые с 1932 по 1944 годы возглавляли печально известный Отряд 731, базировавшийся в Маньчжурии. Их было бы проще сравнить с гитлеровским преступником «доктором» Йозефом Менгеле, ставившим в концлагерях бесчеловечные опыты над узниками, в том числе над детьми. Однако любопытно то, что его японские коллеги начали свою деятельность на 10 лет раньше. К слову, именно в 30-е годы Япония начала применять бактериологическое оружие в войне с Китаем. Всего, по разным данным, жертвами Отряда 731 стали от 3 до 10 тысяч человек, 30% из которых составляли русские заключенные (эмигранты и советские военнопленные). Подавляющее большинство погибло именно в результате опытов – людей заражали чумой и сибирской язвой, удаляли органы, экспериментировали с выживаемостью человека при обморожениях и других поражающих воздействиях.

Подопытный Отряда 731

Стоит отметить, что имена Исии и Китано звучали не впервые. В 1949 году в Хабаровске были осуждены 12 членов отряда, в том числе те, кто имел отношение к его преступлениям. Но следствию были известны и другие подельники. СССР обратилось к Великобритании, США и Китаю с просьбой выдать Масадзи Китано, Сиро Исии, а также остальных военных преступников, которые скрылись в Японии. Китай ноту поддержал, а вот Госдеп уже пересмотрел прежнюю политику сотрудничества с СССР. Затем началась Корейская война, и у американцев появились другие соображения касательно японских военспецов – теперь сотрудничать стали с именно ними.

Хабаровский процесс 1949 года. На скамье подсудимых. В первом ряду (слева направо): Митомо Кадзуо, Кавасима Киёси, Хирадзакура Дзэнсаку, Ямада Отодзо; второй ряд: Сато Сюндзи, Такахаси Такаацу, Карасава Томио, Ниси Тосихидэ; третий ряд: Оноуэ Масао, Курусима Юдзи, Кукути Норимицу, Кадзицука Рюдзи

Тем временем мировым сообществом была организована Международная научная комиссия, в которой собрались известные ученые из ряда стран, в том числе Швеции, Франции, Италии и Бразилии. Возглавил комиссию британский ученый Джозеф Нидем – синолог (китаист), биохимик и эмбриолог. К сентябрю 1952 года был подготовлен 600-страничный иллюстрированный доклад по расследованию фактов бактериологической войны в Корее и Китае, который подтвердил использование американской авиацией биологического оружия. Американский психолог-исследователь Джеффри Кей отмечает, что большую часть доклада составили наглядные материалы (в том числе фото найденных на местах бомбардировок специальных боеприпасов). Прилагались и показания нескольких сбитых американских летчиков.

«В докладе делается вывод о том, что США использовали ряд видов биологического оружия, включая использование сибирской язвы, чумы и холеры, распространяемых с помощью более десятка различных устройств или методов распыление, фарфоровые бомбы, саморазрушающиеся бумажные контейнеры с бумажным парашютом и бомбы-листовки», – заключает Джеффри Кей.

Доклад Международной научной комиссии по фактам, касающимся бактериальной войны в Китае и Корее, страница 403

Тактику применения биологического оружия и способы его воздействия детально описывает в своей статье «Корейская бактериологическая война» российский микробиолог, полковник медицинской службы запаса Михаил Супотницкий. Американцы проявляли изобретательность, начиняя бомбы зараженными грызунами, блохами, пауками, мухами, птичьими перьями, а также специальной смесью. Расчет, очевидно, делался на то, чтобы опасные вирусы как можно быстрее распространились среди жителей. В некоторых операциях другие боевые самолеты помогали создать необходимые условия для эффективного поражения людей:

«Сначала появлялись несколько мелких групп истребителей F-51, которые с небольшой высоты обстреливали дома и улицы, стараясь убить как можно больше жителей. Такой расстрел длился обычно 2-3 часа. Затем в течение 3-4 часов над городом последовательно проходили несколько групп (по 5-8 самолетов) бомбардировщиков В-29, которые сбрасывали фугасные и зажигательные бомбы, баки с горючей смесью, стараясь охватить пожарами весь город. Затем снова появлялись F-51 и расстреливали спасательные команды и людей, пытавшихся выбраться из этого ада. В общей сложности город мог находиться под непрерывным огнем американской авиации до 12 часов. Но иногда, перед рассветом, над городом на малой высоте появлялись самолеты, диссеминировавшие зараженных насекомых. Затем начинались многочасовые налеты. Когда давался отбой воздушной тревоги, как правило, сброшенные насекомые уже расползались. Такой способ применения БО называли тогда «японским». Это лишь часть описаний того, как американские летчики отрабатывали выполнение «деликатных» заданий.

К счастью для мирных жителей и других потенциальных жертв, общая эффективность применения биологического оружия в Корее оказалась невысокой. Во всяком случае по-настоящему массовых эпидемий с помощью авианалетов вызвать не удалось. Во-первых, по словам Михаила Супотницкого, еще японский опыт показал низкую эффективность искусственного заражения территорий. Массовые эпидемии прошлого, очевидно, имели дополнительные природные факторы, которые усиливали распространяемость болезней. Во-вторых, не все бомбардировки проводились идеально – ошибались летчики, мешала ПВО, население реагировало. В конце концов, иногда спасала погода – насекомые случайно сбрасывались на снег. Однако упорство американской стороны в своих боевых экспериментах было налицо.

Женский отряд бонификаторов собирает насекомых, сброшенных на снег с американских самолетов

Доклад Международной научной комиссии резко критиковался западными странами. Все пленные летчики по возвращению домой отказались от своих показаний, заявив, что они были получены под пытками, что, впрочем, также могло произойти под давлением. Как отметил Джеффри Кей:

«На встрече высокого уровня представителей разведки и правительства 6 июля 1953 года власти США за закрытыми дверями признали, что США несерьезно относятся к проведению какого-либо расследования <…> Согласно этому документу, причина, по которой США не хотели никакого расследования, заключалась в том, что “фактическое расследование” выявило бы военные операции, “которые, если они будут раскрыты, могут нанести нам психологический, а также военный ущерб”».