К началу

МУЗЕЙ НАТО

1949-1953
Назад в список
war
rocket

Албанский провал США и Британии 1949-1953

Албании выпала честь одной из первых испытать на себе «освободительные миссии» НАТО с 1949 по 1953 годы

Фотофакт

war
war
war

История

В ноябре 1944 года Национально-освободительная армия Албании избавила страну от итало-немецкой оккупации. В 1945 году на Парламентских выборах уверенную победу одержали коммунисты, набрав 97,7% голосов, и Албания вступила в свой коммунистический период развития, продолжавшийся до 1990 года. При этом до 1985 года единоличным правителем страны был Первый секретарь ЦК Албанской партии труда Энвер Ходжа. Однако в самом начале этого пути государство испытало на себе попытки США и Великобритании расшатать внутреннюю обстановку с помощью заброски диверсантов и организации восстаний внутри Албании. Такие попытки длились 4 года, спровоцировали всплеск насилия в стране и привели к ужесточению внутренней политики. В результате маленькая Албания, которая держалась особняком от большинства социалистических стран, вынуждена была постоянно вкладываться в свою безопасность вместо того, чтобы тратить внимание и ресурсы на укрепления благосостояния населения.

Настоящий английский шпион

После Второй мировой войны США и Великобритания задумали тайно свергнуть просоветский режим Энвера Ходжи. Как пишет американский историк-исследователь Уильям Блум[1], выбор пал на Албанию, поскольку она была самой маленькой и отсталой из стран социалистического лагеря, а значит и самой уязвимой. Страна не имела общей границы с Советским Союзом и была зажата между подконтрольной США Грецией и «сбежавшей» из советского блока Югославией. Кроме того, еще не успели высохнуть подписи под договором между Советским Союзом и Албанией, который регламентировал предоставление Албании помощи в обмен на право строительства Москвой базы подводных лодок с непосредственным выходом к Средиземному морю[2]. Следуя правилам и логике холодной войны, США должны были этому воспрепятствовать.

На беду Вашингтона, одним из руководителей объединенной оперативной группы SIS (Секретной разведывательной службы) и ЦРУ, планировавшей операцию в Албании, был выбран легендарный советский разведчик, англичанин по происхождению Ким Филби. Настоящий джентльмен, получившим надлежащее образование, он сумел проникнуть в высшие эшелоны британской и американской разведок и стал советским шпионом уже в 21 год.

Филби предупредил Советский Союз, и операция была обречена на провал. Но оперативная группа, разумеется, об этом не знала и в 1948 году начала вербовку албанских эмигрантов в Италии, Греции и других странах. Они проходили базовую военную подготовку, включавшую навыки партизанской и разведывательно-диверсионной деятельности, в тренировочных лагерях на Мальте (тогда британской колонии), а также в американской оккупационной зоне в Западной Германии. Небольшое количество эмигрантов проходили подготовку и на территории самой Великобритании[3]. Глава секретных операций ЦРУ Фрэнк Виснер (Frank Wisner) признался Киму Филби: «Всякий раз, когда мы планируем вести подрывную деятельность где-либо, мы обнаруживаем, что под боком у нас есть англичане со своим собственным островом»[4].

В общих чертах план заключался в следующем. Подготовленные диверсанты должны были отправиться в свои родные места и попытаться разжечь антисоветские и антикоммунистические настроения, чтобы в конечном итоге поднять восстание. Им предстояло распространять пропагандистские материалы, собирать информацию политического, экономического и военного характера, участвовать в саботаже, вербовать в свои отряды людей и снабжать их необходимым снаряжением и средствами. Впоследствии эти отряды должны были превратиться в «центры сопротивления»[5].

На протяжении трех с половиной лет эмигрантов периодически засылали на родину. Они проникали в Албанию через горы Греции, прыгали с парашютами с самолетов, взлетавших с баз в Западной Европе, а также высаживались на побережье с морских судов, шедших из Италии. Американские самолеты и аэростаты разбрасывали пропагандистские листовки, а также товары и продукты питания, которые были в дефиците в Албании: муку, халву, швейные иглы и лезвия для бритв. Все товары имели наклейки, извещавшие, что это подарки от «Албанского фронта национального освобождения». Это лишний раз подтверждает, какие утонченные «маркетинговые» уловки предпринимало ЦРУ в ходе проведения своих операций[6].

Основа сопротивления внутри Албании

Противников коммунистического правительства Албании внутри страны к концу 1940-х гг. представляли две основные силы – националистическая организация «Балли Комбетар» и монархисты из организации «Lëvizja Legalitetit». 8 июля 1949 г. обе организации и более мелкие группы политических сторонников вошли в Национальный комитет «Свободная Албания». С октября 1949 года организацию возглавлял Хасан Дости.

Второй важный центр албанской антикоммунистической эмиграции в конце 1940-х – начале 1950-х гг. находился в Австралии, там руководили Реджеп Красничи и Джафер Дева. Но их, как и Дости, объединяло сотрудничество с оккупантами в годы Второй мировой войны, что негативно влияло на их имидж. Также во Франции проживал в изгнании бывший албанский король Ахмет Зогу, но он первоначально отказывался сотрудничать со «Свободной Албанией», считая себя законным правителем. В итоге с конца 1940-х гг. активную роль в деятельности «Свободной Албании» стал играть Абас Эрменьи (1913-2003). Выпускник Сорбонны, историк по профессии, Эрменьи был более приемлемой фигурой. Во время войны он командовал крупным (до 4 тысяч человек) отрядом сопротивления, но при этом занимал жесткую антикоммунистическую позицию. Также после прихода к власти в стране коммунистов он пытался организовать вооруженное сопротивление правительству Энвера Ходжи, но потерпел поражение и бежал за границу[7].

Во времена холодной войны Запад считал, что народные массы Восточной Европы только и ждут, когда их поднимут на открытое восстание ради их же свободы. Даже если бы так оно и было, выбор средства для «воспламенения» народного недовольства был крайне сомнителен: среди партизан было немало тех, кто сотрудничал с итальянскими фашистами и нацистами во время оккупации Албании в ходе Второй мировой войны. Многие также поддерживали идеи реставрации албанской монархии в лице реакционного короля Зогу, находившегося в то время в изгнании.

Безусловно, в эмигрантских комитетах были люди и с республиканскими и демократическими взглядами, но рассекреченные позже документы Государственного департамента США говорят о том, что известные албанские коллаборационисты играли ведущую роль в формировании этих комитетов[8].

Официальный Вашингтон сотрудничал с коллаборационистами, оправдывая свои действия «соображениями разведки». Одним из таких людей с неоднозначным политическим прошлым был Джафер Дева (Xhafer Deva), занимавший пост министра внутренних дел во время итальянской оккупации. Он был ответственен за депортацию «евреев, коммунистов и подозрительных лиц» в фашистские лагеря смерти в Польшу[9].

Предательство и халатность

В начале 1951 года из Албании пришло несколько сообщений об организованном открытом сопротивлении и восстаниях[10]. В какой степени эти события стали следствием заброски в страну эмигрантов с Запада и агитации, установить невозможно. В целом, кампания имела весьма незначительные успехи. Возможно из страха перед жестоким режимом Ходжи, а может и в следствие реальной поддержки социалистического режима в стране, но албанцы встречали эмигрантов совсем не как освободителей и не верили их предложениям.

Но хуже всего было то, что албанские власти обычно знали, где и когда появятся диверсанты. Ким Филби был не единственным возможным источником разоблачительной информации. Почти наверняка в рядах албанских групп находились эмигранты различных мастей, и их беспечные разговоры также привели задуманную авантюру к фиаско. Филби, отмечая привычку членов оперативной группы ЦРУ и SIS потешаться над албанцами, писал: «Даже в самые серьезные моменты мы, англосаксы, никогда не забывали, что наши агенты только что спустились с деревьев»[11].

Высокомерное отношение со стороны «западных доброжелателей» видели и сами албанцы. Так, Абас Эрменьи отмечал: «На самом деле, британцы и американцы относились к Албании как к подопытному кролику. Если бы операция удалась, они бы [дальше] попробовали другую страну и другой народ»[12].

Безопасность операции обеспечивалась с такой халатностью, что корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс» Сайрус Л. Сульцбергер (Cyrus L. Sulzberger) привел на страницах газеты несколько депеш из Средиземноморского региона, которые явно указывали на вмешательство во внутренние дела другой страны[13]. Но у статей не было ярких, привлекающих внимание заголовков, на этот счет не было сделано ни одного публичного комментария из Вашингтона, никто из репортеров не задавал чиновникам никаких неудобных вопросов. Следовательно, для американцев это не было «событием».

Прямые и косвенные последствия скрытых вторжений

Несмотря на один провал за другим и отсутствие каких-либо предпосылок к успеху, американцы продолжали операцию, что в итоге привело к массовой гибели албанских диверсантов.

В течение 1950–1952 гг. албанскими силами безопасности было уничтожено около 300 человек, проникнувших на территорию Албании[14]. Кроме того, 19 февраля 1951 года подпольщики из движения «Национального единства», считавшегося частью «Свободной Албании», устроили взрыв в посольстве СССР. В ответ власти Албании помимо исполнителей теракта расстреляли 22 видных представителя интеллигенции и предпринимательства, не имевших отношения к случившемуся[15]. Также Абас Эрменьи вспоминал: «В 1954 году Зогу согласился, чтобы десять или двенадцать человек из его Королевской гвардии прыгнули с парашютом в район Мати <…> Все эти люди были захвачены коммунистами, потому что Филби проинформировал их. От их имени были направлены сообщения о том, что они хорошо приняты населением. Это побудило американцев послать еще больше. Коммунисты тогда казнили не только албанцев, которые были десантированы в страну, но и всех тех, с кем они вступили в контакт, около 400 человек в районе Мати[16]».

По мнению Блума, англосаксы с такой настойчивостью продолжали операцию, поскольку на карту были поставлены профессиональный престиж и карьера. Видимый успех был необходим, чтобы «компенсировать прошлые потери» и «оправдать ранее принятые решения»[17]. А потерянные люди, в конце концов, были всего лишь албанцами, которые не говорили на языке английской королевы и еще толком не научились ходить прямо, по мнению англосаксонских столиц[18].

От оккупантов к партнерам

В целом действия США и Великобритании способствовали еще большему нагнетанию «паранойи» по поводу намерений Запада и убедили Албанию значительно усилить меры внутренней безопасности. Все последующие годы Ходжа неоднократно вспоминал американо-британское «вторжение» и использовал его для оправдания своей изоляционистской политики.

При этом окончательно Албанию в покое не оставили и после провала диверсий. Прозападные политические организации продолжали работать, создавая постоянный источник напряжения в информационном и дипломатическом поле. Лидеры «Свободной Албании» до середины 1950-х годов встречали всестороннюю поддержку со стороны западных государств. Реджеп Красничи считался официальным представителем албанского правительства – до тех пор, пока в 1955 году Албания не вступила в ООН.

В США обосновалась внушительная албанская диаспора, включившая в себя около 15 тысяч эмигрантов из коммунистической Албании. Помимо борьбы против коммунистического правительства, албанские националисты в эмиграции продолжали ориентироваться на освобождение Косово и Метохии как одну из главных целей албанского националистического движения[19]. В 1990 годы страна прошла через такие же болезненные экономические и социальные трансформации, как и другие государства Восточной Европы, к которым США также приложили свою руку. А в 2009 году Албания стала членом НАТО.

[1] https://www.invissin.ru/upload/books/Убийство демократии,%20Уильям%20Блум.pdf. С. 85—88

[2] Thomas Powers. The Man Who Kept the Secrets: Richard Helms and the CIA (New York, 1979). С. 54.

[3] Nicholas Bethell. The Great Betrayal: The Untold Story of Kim Philby’s Biggest Coup (London, 1984) в различных местах — для дальнейшей подробной информации о наборе, подготовке и дальнейшей судьбе эмигрантов опубликовано в New York, 1984, под заголовком Betrayed). Также см.: Bruce Page, David Leitch and Philip Knightly. The Philby Conspiracy (New York, 1968). С. 196–203.

[4] Philby. С. 117.

[5] https://www.invissin.ru/upload/books/Убийство демократии,%20Уильям%20Блум.pdf. С. 86.

[6] E. Howard Hunt. Undercover: Memoirs of an American Secret Agent (London, 1975). С. 93.

[7] https://topwar.ru/109293-holodnaya-voyna-po-albanski-albanskie-nacionalisty-ot-borby-protiv-envera-hodzhi-do-podgotovki-k-voyne-v-kosovo.html

[8] https://www.invissin.ru/upload/books/Убийство демократии,%20Уильям%20Блум.pdf. С. 86

[9] Политические предпосылки эмигрантов: New York Times, 20 June 1982. P. 22; Bethell, в различных местах; Christopher Simpson. Blowback: America’s Recruitment of Nazis and Its Effects on the Cold War (New York, 1988). С. 123 (Xhafer Deva)

[10] Радиостанция, волнения: New York Times, 31 March 1951. С. 5; 9 April 1951. С. 1; 26 September 1951.

[11] Philby. С. 118.

[12] http://www.albanianhistory.net/1983_Ermenji/index.html

[13] New York Times, 27 March 1950; 9 April 1951. С. 1.

[14] http://www.hrono.ru/land/1900alb.html?ysclid=l3t2re4vuv

[15] https://www.sensusnovus.ru/history/2016/12/17/24436.html

[16] http://www.albanianhistory.net/1983_Ermenji/index.html

[17] Bethell. С. 183.

[18] https://www.invissin.ru/upload/books/Убийство демократии,%20Уильям%20Блум.pdf. С. 87

[19] https://topwar.ru/109293-holodnaya-voyna-po-albanski-albanskie-nacionalisty-ot-borby-protiv-envera-hodzhi-do-podgotovki-k-voyne-v-kosovo.html